Многоликая Европа. Португалия. Баталья, Алкобаса

Многоликая Европа. Португалия. Баталья, Алкобаса
Португалия, сытая драгоценными пожертвованиями и стараниями архитекторов роскошь монастырей. Всё-таки эта земля чуть севернее «края света» Геркулесовых столбов, впитала привезённую из-за океанов экзотику. Пышная растительность, старинные овощехранилища на столбиках от прожорливых грызунов и подтоплений. А ещё — карабельные канаты в камне стиля «мануэлино» и страшные легенды, прославляющие любовь…

С чего бы начать? Наверное, со сравнений. Всё-таки гвардейцы, как бы громко они ни топали около традиционного для всей планеты мемориала павшим во время добывания военной славы (типа вечного огня), всё-таки не так балетно-зрелищны, как эвзоны около парламента Афин.

Там-то крепкие парни в юбочках и кованых башмаках изображают конский шаг. И не так вышколены, как со времён Павла Первого по-прусски тянущие носок кремлёвский гвардейцы. Но всё равно, воины в тёмных береточках с засученными камуфляжными рукавчиками стараются… И туристы их снимают, не привередничая и не посмеиваясь. Всё-таки, это везде и всегда красиво, марширующие мужчины в военной форме и при оружии. И всё-таки всё познаётся в сравнении.

Ну, а теперь отправимся в историю… Mosteiro de Santa Maria de Alcobaça Цистерианский монастырь, ставший по воле Альфонсу Энрикеша, первого португальского короля, начиная с 1153 года, усыпальницей для последующих властителей. Радуга от витражей на каменных кружевах морского стиля мануэлино, шедевра португальской готики. Монастырь Баталья, прославляющий военную победу государя над супостатами.

Его внутреннее убранство — образец и сосредоточение стиля Manuelino в португальской архитектуре XV–XVI веков, что стало своеобразным национальным ответвлением ренессанса. Отобрав у испанцев и генуэзцев титул владычицы морской, держава короля Мануэля I Счастливого изощрялась в изобретательности, на что бы ещё потратить деньги, выдаиваемые из колоний.

И, по сути, это эклектика (в прямом и переносном смысле), сплетение карабельных снастей с увиденными в Индии фигурами Каджурахо, туземных форм роскоши, налепившихся, как ракушечник на корпус старой каравеллы, на уходящую в прошлое готику в сочетании с итальянскими мотивами возрождения и наследием ушедшей мавританской оккупации.

Кстати, стиль мануэлино, сам того не ведая, отчасти воплотил в своей мечте — Доме Дружбы на Воздвиженке — русский купец Савва Морозов. Известно же мнение его матушки о чудной постройке: «раньше я одна знала, что ты — дурак. Теперь вся Москва видит». Но впрочем, чего только не придумала ново-русская купеческая фантазия на бешеных нефтяных деньгах. Там не то, что мануэлино, просто вкусом не пахнет.

Завораживает? Да… Но самое главное. что заставит запомниться поездку сюда — это история любви португальских Ромео и Джульетты. Насколько прекрасна и трагична повесть детей Вероны, настолько заслуживает триллера в духе Спилберга и Полански судьба Педро и его возлюбленной Инеш де Каштру…

Красавица, незаконнорожденная дочь каталонского короля, была всего-то фрейлиной при дворе отца своего возлюбленного. И наследному принцу в «равные» супруги никак не подходила. Король Португалии и Алгарви Альфонсу IV был непреклонен — морганатические браки есть та дань, которые приходится платить любой короне, не до амуров.

Но сынок оказался с характером. Не долго вздыхал под балконом, зажил со своей возлюбленной нормальной семейной жизнью. Старый король что только не делал — и принцессу благородных кровей ему подобрал, и всячески третировал. Всё нипочём. И вот, когда у любящей пары уже народились трое детишек, злобный монарх услал сына на войну, пообещав за победу всё простить.

А сам, воспользовавшись отсутствием защитника, подослал к Инеш убийц. Вернувшись домой, Педро нашёл свою милую с тремя ножевыми ранами в груди. Дети остались целы, старик их не боялся, зная, что по законам страны они так и останутся бесправными бастардами. Но настигла его за его злобу кара небесная — в 1357 году Альфонсо умер, и Педро занял его трон.

Но, овдовев, он не захотел отказаться от светлых плодов своей любви, и решил дать детям законные права. Придворные подняли визг — нельзя признавать отродье какой-то там любовницы. Ах так… Источники доносят — рано утром от королевского дворца в Каимбру медленно и торжественно двинулся парадный кортеж. Придворные, духовенство, собор пышно убран. Постланы драгоценные ковры.

И вот, спешившись перед ступенями, Педро бросает поводья своему наперснику графу Барселушу. «Благородные дамы и доблестные рыцари, ваше святейшество! Мы, правитель Португалии, нынче празднуем величайшую победу в нашей жизни — обретение великой королевы.

Король не может быть одинок. Поэтому вы, присягнувшие мне, сегодня присягнёте и ей». «Лузиады» португальского поэта Камоэнша, многие другие литературные произведения романтической поры описывают дальнейшее… Возле алтаря, закутанная в золотую парчу с короной на голове, сидела… Инеш. Точнее, её полуразложившийся труп. Король подошёл к ней и поцеловал сначала край одеяния, после — костлявые пальцы мумии. После него, полуживые от ужаса, то же самое были вынуждены повторить все присутствовавшие.

Присяга состоялась, дети стали инфантами. Несчастная Инеш обрела вечный покой сразу после церемонии в саркофаге в том же монастыре. Рядом с ним поместили локон её волос и ржавый от крови кинжал, которым она была зарезана. Кстати, трое придворных, что по приказу старого короля совершили убийства, были казнены — им живым вырвали сердца. А Педро, прожив долгую, полную страданий жизнь, был похоронен в нескольких шагах от своей любимой.

В 2006 году по всей стране широко и помпезно отмечалось 650-летия со дня смерти Инеш де Каштру, чья жизнь и трагическая гибель доказали: любовница — это звучит гордо. Потому что происходит от слова любовь…

Ну, а что бы привезти на память об этом замечательном месте? Сразу советую — не поддавайтесь на уговоры и не принимайте участие в аттракционе «накорми гида». Там есть лавочка с изделиями из «пробковой кожи», то есть из особо выделанной коры. Практичные — да. Красивые — согласна. Но не за такие деньги! 50 евро за самый немудрящий «негнущийся» бумажник — дороговато.

Зато за углом, не поленитесь, можно купить отличные полушерстяные пончо португальского производства ручной работы, всего за 25 евро. Пончо — одежда индейцев Анд, где не бывает дождей, а растения берут влагу из самых густых на планете холодных туманов. Купила такое пончо для дачи! Лучше ничего для прохладных сентябрьских вечеров и придумать нельзя. Правда, про меня уже сказали, что в моём голубоватом пончо с синими кистями по ночам я брожу по участку как привидение… Инеш... Шутка!

Источник: tourister.ru