Многоликая Европа. Равенна. Сундучок сокровищ

Многоликая Европа. Равенна. Сундучок сокровищ
Гаспар, Мельхиор, Бальтазар… Шествие трёх волхвов почти как в кукольном мультфильме. Но в голове не укладывается, что эта тускло поблескивающая сусальным золотом мозаика сотворена в тёмные времена средневековья. Наверное, кому-то «наглядные пособия» нового завета в основанной ещё греческими колонистами Равенне напомнят нечто увиденное в сохранившихся византийских храмах Афин. Или Софию Киевскую. Связь времён, эпох, культур. Сюда не докатились завоевательные войны востока. Поэтому Равенна не просто город-музей. Это — город реликварий.

В Равенне две базилики с одним именем. Базилика basilica di Sant’Apollinare in Classe была заложена, страшно подумать, во второй четверти дремотного и дремучего VI века, когда не отгремело ещё эхо падения Западной Римской империи. Святой Аполлинарий получил надгробный памятник, какими ранее удостаивали, разве что, владык Ближнего востока.

Греческое эхо… Серый с белыми прожилками мрамор 12 колонн в каждом ряду был привезён сюда специально из каменоломен восточной части Средиземного моря. Самоцветы, смальта, золото, цветное стекло. При всей примитивности форм тщательность работы, щедрость материалов говорят о том, что обещаемое царствие небесное должно было подкрепляться материальными аргументами церковной заботы о «домах над алтарями».

Иисус в окружении двух архангелов с розовыми и голубыми крыльями вполне узнаваем, хотя выглядит непривычно: розовощёкий упитанный юноша, пасущий овечек. То есть нас с вами? Умейте читать по картинкам древнего комикса для малограмотных прихожан.

И в базилике Basilica di Sant’Apollinare Nuovo, включённой в списки всемирного наследия ЮНЕСКО, почувствовав жар на затылке от долгого разглядывания искусных «пазлов» райских цветов в апсидах, опустив голову, мы не пожалеем…

Мозаики, мозаики под нашими кроссовками и сандалиями. Четвёртый век, шестой. На них играет яркое солнце итальянского апреля. Уму не постижимо.

Византийская базилика Сан-Витале. Здесь, как сказал пиит, «немеют самые смелые уста». Ведь под её сводами притаилось на летний сон сиесты, кажется, само время. Мистическая полутемнота, и вдруг…

перед нами вырастают прижизненные портреты императора Юстиниана и его супруги Феодоры, что вошла в созвездие первых дам человечества наравне с афинянкой Аспазией, вдохновившей Перикла.

Арки, ниши, своды… Это целый город и целый мир для человека прошлого, что не видел в своей суровой простой жизни ничего выше деревенской часовни, шире коровника и богаче мантии барона. Скамейки для слушания проповедей словно теряются где-то на грешной земле, покрытой древнейшими наборными орнаментами.

А резные саркофаги со львами и павлинами — чем не экскурсия в зоопарк для того, кто видел только овец и волков зимой в горах? Жемчуга убора Феодоры, оперение ангелов… Всё это, не будучи росписью, но мозаикой, ослепляет убедительностью образов и выступает из глухих стен, заставляя играть фантазию и мечту.

«Ой, ой, рыбки!…« — первые полы ещё одного храма ушли вглубь веков и земли, и теперь тут зеленоватое озеро поверх оснований колонн и древнеримских узоров камня.

Стоит зажечь свет, и те, кто догадается на секунду оторваться от видоискателя камеры, узрят обыкновенное земное чудо.

Равенна. Мрачноватая с фасадов, кубически-брутальная обложка столицы Западной Римской империи, в какую она перековывалась с немыслимой политической скоростью из военного порта времён Октавиана. Река По, нанося потоки ила, отодвигала море, но город, раз вцепившись во власть, отпустил её только после поражения от великолепной Флоренции. Со времён сделавшего её своей столицей вождя вестготов Теодориха твердыня Равенна ухитрилась накопить немало нетленных богатств, всякий раз мстительно ухмыляясь в адрес могучей красавицы на реке Арно.

Флорентийский уроженец Данте Алигьери именно здесь был принят после изгнания и здесь нашёл свой последний приют. Благодарный автор «Божественной комедии» упомянул Равенну в… пятой песне «Ада».

Впрочем, талантливым словом её коснулись не только гонимые соотечественники. Лорд Байрон, Александр Блок, Оскар Уайлд, Герман Гессе тоже оценили чуть грубоватое с виду, но богатое внутри содержание каменной повелительницы одной из самых зажиточных земледельческих областей Италии.

Впрочем, нагулявшись по коллекционным местам любителей истории, именно здесь можно услышать… почувствовать… вдохнуть покой и очарование итальянской провинции. Вам охота попробовать местные яства, какие нигде больше не приготовят? Canotelli из Равенны — приятные на вкус «вареники» со всевозможной начинкой от козьего сыра до шпината и прочей всячины. Они привлекут истинных «гастрономических» путешественников.

Тем же, кому просто хочется побродить по старинной площади около фонтана, достаточно будет сочной пиццы с грибами «фунги».

Ведь тут есть на что посмотреть после окончания познавательной прогулки, кроме как на ножи и вилку в своей тарелке и интерьер таверны. Нет, не только на чернокожих торговцев всяким сувенирным мусором…

Типажи местных жителей чего стоят!

Стоп!… Отставить смех. Это не эротическое пособие времён раннего христианства, а всего лишь византийский календарь со знаками Зодиака. Близнецами, Весами, Раками… Тоже достопримечательность… претендентки на звание культурной столицы Европы.

А уж тишина монастырских храмов, больше похожих на оборонительные сооружения, прохлада и звуки органа заставят подумать, что царствие небесное, наверное, всё-таки, где-то есть… И это не наша мысль. На неё тут раньше набрёл автор «Левого марша».

Всё, что минутно, всё, что бренно,

Похоронила ты в веках.

Ты, как младенец, спишь, Равенна,

У сонной вечности в руках…

Теперь вы согласны со мной, что по Италии надо путешествовать не только ради вина, пиццы и бесконечных пляжей с неумолчными дискотеками?

Источник: tourister.ru