Венские зарисовки

Венские зарисовки
Самолёт с Мадейры приземлился в аэропорту Schwechat около полуночи 15 августа 2010. Самым оптимальным вариантом, после долгих раздумий — где ночевать, был вариант ночёвки в аэропорту. Гостиница " NH Vienna Airport» находится прямо в нескольких метрах от главного входа-выхода. Заказали мы её за несколько месяцев до отъезда по очень приемлемой цене (для этой гостиницы) — 140 евро за ночь на троих с завтраком.

Вещи забирать было не нужно, т. к. остановка наша не превышала 24 часов, и буквально минут через пятнадцать после приземления мы уже были у стойки регистрации, где нас встретил негр в чёрном костюме и белоснежной рубашке. Он был настолько безупречен и вежлив, что мы слегка оторопели. После двухнедельного активного отдыха на Мадейре мы изрядно пообтрепались, да и вообще, не привыкли к такому чрезмерно-вежливому обращению. Иногда всё же приятно почувствовать себя «белыми людьми» (не в смысле расовой принадлежности).

Номер наш не сказать, чтобы очень уж отличался уютом — он был выдержан в строгом деловом стиле модерн. Особенно поразила сантехника — рассчитана она была явно на людей с неординарным складом ума: может быть, на программистов высокого класса, на физиков-атомщиков или на инженеров-конструкторов. В общем, кнопки для слива воды в унитазе, сколько мы её не искали, не оказалось — вода сливалась автоматически, после чего автоматически выпрыгивали щёточки и автоматически чистили унитаз. Стопроцентная автоматизация.

Вспомнили, что однажды мы такое уже видели, в той же Австрии, в Мильштатте. Воду из крана тоже надо было добывать каким-то немыслимым способом, с помощью нажатий каких-то непонятных краников. И всё это сияло такой белизной, что было страшно даже прикоснуться. Максимум комфорта и минимум уюта. Есть в этом некая холодность. Мне лично больше по душе маленькие циммеры в альпийских деревушках, где всё «под старину». Там, что не дом, то музей: у кого-то выставка старинных утюгов, у кого-то весов. Посуда, куклы, прялки, оленьи рога, старинные швейные машинки фирмы «Зингер» — среди всего этого антиквариата ощущаешь себя вне времени. А этот отель нас сразу вернул к реальной действительности.

Утром мы удивились ещё больше, когда пришли на завтрак. Он напоминал «Приём на высшем уровне». Несколько столов в огромном зале просто ломились от дикого количества разнообразной еды. Даже затрудняюсь сказать, чего там не было. Может, разве что, чёрной икры. Красная была точно — завёрнутая в блины. Выражаясь простым языком — обожраться и не жить. Мой супруг хотел даже запечатлеть весь этот натюрморт на видеокамеру. Насилу отговорила, убедив в том, как глупо он будет выглядеть.

Вообще, что в Австрии, что в Германии (в частности, в Западной, ибо в Восточной мы были лишь в одном месте и всего один день), контраст между большим городом и деревней просто колоссальный. Большие города наводнены туристами и иммигрантами разных мастей, вечно какие-то попрошайки лепятся или уличные продавцы, из тех же иммигрантов, пытаются всучить очередную китайскую дребедень. В больших городах нужно всё время быть начеку. Поэтому и стараемся уделять им минимум внимания. Природа, природа и ещё раз природа — это главная цель всех наших путешествий. Только там можно в полной мере расслабиться.

Ну, раз уж выпал такой случай, и летели мы с Мадейры транзитом через Вену, тем более, что между самолётами было 22 часа, решили сделать марш-бросок по городу. На электричке мы доехали только из аэропорта и обратно, остальное — пешком. К слову об электричках: из аэропорта до города можно добраться или на скоростной СAT (City Airport Train), время в пути 16 минут, стоимость 16 евро туда и обратно. Или на обычной S7, которая идёт на 4 минуты дольше, но проезд на неё ровно в три раза дешевле. Мы выбрали второй вариант. Прибыли на вокзал Wien-Mitte и первым делом направились к Дому Хундертвассера.

Принципом жизни художника Фридриха Штовассера, выбравшего себе такой псевдоним, что язык сломаешь — Фриденсрайх Хундертвассер — была игра. Нет, не азартная. Скорее, игра воображения. Он называл себя " доктором архитектуры», в смысле, что он лечит бетонные или кирпичные сооружения от всего того, чем они наносят вред взору человека. Хундертвассерхаус — пряничный домик эпохи постмодерна, как его называют, привлекает толпы туристов, в основном, как нам показалось, из России — слышалась исключительно русская речь. Экскурсия за экскурсией, едва удалось сфотографировать дом без толпы.

Но моё внимание больше привлёк сувенирный магазинчик, что напротив диковинного дома. «Густав Климт» — гласила вывеска, и… я пропала! Чего там только не было! Я ходила по магазину, как по музею. Купить хотелось всё — платочки, сумочки, маечки. Нахватала всякой мелочи и шикарный зонтик впридачу — в Иерусалиме такого точно ни у кого нет! (примечание: Густав Климт (1862–1918) — австрийский художник, основоположник модерна в австрийской живописи. Главным предметом его живописи было женское тело, и большинство его работ отличаются откровенным эротизмом). То, что надо!

От «пряничного дома» мы прошли немного вдоль Дунайского канала и свернули в сторону кольца, окружающего Старый исторический центр. У Вены типичная для городов, возникших в средние века, радиально-кольцевая планировка. Старейшие кварталы Внутреннего города окружают широкие бульвары. В названиях бульваров обязательно присутствует слово Ring (кольцо). Во Внутреннем городе сосредоточены все основные достопримечательности. Мы хотели максимально охватить кольцо, проникнуть в «сердце» города, затем, разорвав немного кольцевой маршрут пройти к Бельведеру и вернуться к началу маршрута — вокзалу Wien — Mitte.

По дороге к еврейскому кварталу встретили очень колоритных персонажей — четвёрку венских бомжей, двое из которых обмывали в питьевом фонтанчике огромный зелёный «баттл», а ещё две особи неопределённого пола отпочковались от них в сторону сосисочной. Рука потянулась к фотоаппарату…

Пройдя мимо Большой синагоги, вышли к Judenplatz, где установлен памятник Готхольду Лессингу (1729–1781). Почему на Еврейской площади памятник немецкому просветителю? Двадцатилетним юношей он написал драму «Евреи», в которой евреи представлены не только недостойными того презрения, которое было их участью в Германии того времени, но и, наоборот, заслуживающими всяческого уважения.

Чуть севернее от Еврейской площади находится церковь Maria-am Gestade, Мария на берегу. Название храма говорит о том, что когда-то здесь был берег Дуная. Алтарь этой церкви — памятник эпохи Возрождения. В средние века прихожанами этой церкви были рыбаки и корабельщики, сейчас она принадлежит чешской общине. Мы попали на мессу. Очень красиво звучал орган. Храм высокий, и акустика там просто потрясающая. Послушали бесплатный органный концерт. Прихожан было человек пять. Чехи самый нерелигиозный европейский народ.

Потом мы направились к самой большой площади Внутреннего города Am Hof. Центр площади украшает колонна Св. Марии (1689), поставленная в честь окончания 30-тилетней войны. Здесь же, на площади находится очень красивая церковь Ам Хоф в стиле барокко, 14 век (перестроенная в 1607 году). Раньше она принадлежала иезуитам, сейчас — хорватской католической общине. В 1806 году с балкона этой церкви герольд императора Франца Второго провозгласил германской нации об упразднении «Священной Римской Империи».

Чуть северо-западней площади Ам Хоф — Шотландский монастырь и Шотландская церковь Вознесения Богоматери. Названы они так в честь монахов-бенедиктинцев из Новой Шотландии — так в средние века называли Ирландию. В монастыре сейчас находятся музей, картинная галерея и престижная гимназия, где когда-то учились последний австрийский император Карл Первый и Иоганн Штраус. А в церкви есть очень интересная икона, написанная на библейский сюжет: «Апостолы прощаются с Иисусом у Львиных ворот».

После Шотландской церкви мы пересекли кольцо, немного отклонившись от кольцевого маршрута, для того чтобы посетить ещё один храм — Votivkirche. Храм в неоготическом стиле возведён в благодарность за чудесное спасение императора Франца Иосифа во время покушения в 1853 году. Но тут не повезло — храм оказался закрыт.

Перед храмом разбит сад, носящий имя Зигмунда Фрейда. На поляне валялись отдыхающие люди.

Дальше мы уже пошли по кольцу, мимо Венского университета, одного из самых старых в Центральной Европе, мимо Бургтеатра, одного из 50-ти лучших венских драматических театров, мимо Ратуши — Рыцарь, установленный на высоте 98 м является символом Вены, и дошли до Парламента.

Наиболее известная достопримечательностью здания — скульптурная композиция Афины-Паллады с фонтаном. Четыре фигуры, лежащие у ног Афины являются аллегорическим представлением четырёх наиболее важных рек Австро-Венгерской империи: Дунай и Инн спереди, Эльба и Влтава сзади. По сторонам расположены купидоны на дельфинах. Женские статуи, расположенные выше представляют законодательные и исполнительные органы власти. Выше всех расположена Афина, богини мудрости, одетая в броню с позолоченным шлемом, её левая рука держит копье, правая — Нику.

Напротив Парламента, на внутренней стороне кольца, разбит Народный парк (Volksgarten) с розарием, копией античного храма, памятником императрице Сисси (памятники ей преследуют нас повсюду). Здесь мы минут на пятнадцать присели отдохнуть.

К парку примыкает Heldenplatz с комплексом зданий Hofburg — это по сути, город в городе. На площади установлены два памятника — принцу Евгению Савойскому и эрцгерцогу Карлу. Между памятниками находится стоянка фиакров — запах…изумительный.

На внешней стороне Кольца находится площадь Марии Терезии, на которой расположены Музей истории искусств и Музей естественной истории. В центре площади — памятник Марии Терезии, в окружении советников, военачальников и учёных.

По площади бродила цыганка и всем прохожим дарила по белой розе. Подкатила и к нам. Сунула мне розу и давай канючить, что у неё нет денег, что дети голодные и больные, и не дала бы я ей немного на пропитание. Я тут же вернула ей розу обратно. Денег не дала.

С площади Марии Терезии, обойдя Нойе-бург с запада, мы вышли к саду Burggarten, где установлен памятник Моцарту. Сфотографировать его без толпы практически невозможно. Каждый турист считает своим долгом запечатлеться с великим композитором.

От сада мы направились прямо к самому «сердцу» города — площади Стефана. На улице Graben, перед площадью, возвышается огромная Чумная колонна, её называют ещё колонной Святой Троицы или Св. Марии. Установлена она в 1686 году по указу императора Леопольда Первого в благодарность избавления от чёрной смерти.

С соборами нам всегда «везёт» — Святой Стефан был весь в «лесах». Но вовнутрь войти всё же удалось, несмотря на поток туристов.

В центре города вообще было не протолкнуться. Туристы,«живые фигуры», музыканты, даже давал представление передвижной мини-театр.

Время уже поджимало, остался ещё Бельведер. Мы собрали последний остаток сил и бойко зашагали к площади Шварценбергплац с памятником русским солдатам. Затем прошли мимо католической Гвардейской церкви, где установлен памятник папе Павлу Второму (Войтыле) и добрались, наконец, до Бельведера.

Времени на осмотр почти не оставалось, поэтому задерживаться не стали — пробежались галопом. Бельведер — это летняя резиденция принца Евгения Савойского (1663 — 1736), самого известного военачальника своего времени. Сейчас там всевозможные музеи, по которым ходить было уже некогда, дворец и сад.

От Бельведера мы вновь вернулись к Кольцу, пройдя ещё через один сад — Stadtpark. В парке с весны до осени звучат вальсы, и самый знаменитый памятник парка — позолоченная фигура короля вальсов Иоганна Штрауса-сына.

А также целая аллея памятников: Легару, Шуберту, Брукнеру, художникам Макарту, Шиндлеру, Канону.

Вот и всё. Мы вернулись на вокзал Wien — Mitte и уехали обратно в аэропорт. Вена пополнила список посещённых нами европейских городов, Вена хороша, нечего сказать, но… города, лучше ПИТЕРА, я ещё не видела, объездив пол-Европы. В моём личном рейтинге самых красивых городов — ПИТЕР занимает достойное ПЕРВОЕ МЕСТО!

И кто то, может, скажет:" Да, Питер — всего лишь репродукция…" Соглашусь. Но уж больно качественная, не уступающая оригиналам!

Источник: tourister.ru