Путешествие в Лемурию, часть 3: Сейшелы, Праслин, Ла-Диг

Путешествие в Лемурию, часть 3: Сейшелы, Праслин, Ла-Диг
Гостюя на Маэ, мы не могли обойти вниманием его ближайших соседей — острова Праслин и Ла Диг. Остров Праслин назван в честь герцога де Пралена, министра французских колоний при Людовике XVI (в более правильной транскрипции остров называют Прален). Он раскинулся в 40 км. на северо-запад от своего столичного соседа Маэ и домчаться до него можно на быстроходном катере за 2,5 часа (буржуинский вариант — 15 минут на самолете). Этот крошечный остров всемирно знаменит тем, что здесь расположилось уникальное место — Майская долина, национальный парк с реликтовыми деревьями, среди которых особо отмечают символ Сейшельских островов — морской кокос, «Коко-де мер».

С какой стати этот вполне сухопутный орех вдруг стал морским? Когда-то давным-давно аборигены Мальдивских островов (вспомните, это в районе южной Азии, почти на экваторе…) нашли на морском берегу удивительный орех огромного размера, состоящий из двух полушарий. На Мальдивах такого ботанического чуда не было и в помине, поэтому находка вызвала невероятный национальный ажиотаж. Всякий хотел иметь чудесный орех, и вскоре он превратился в некий атрибут привилегированного класса — только вожди племен могли обладать орехом, остальных за сокрытие чуда ожидало жуткое наказание членовредительством. С сезонной периодичностью море выбрасывало на Мальдивские берега редкие плоды — и местные жители пришли к выводу, что в невидимой дали посреди океана прямо из-под воды растет чудесная пальма, дающая морские кокосы.

Однако не только слабообразованное население Мальдивских островов пало жертвой орехового суеверия и тщеславия, вполне просвещенная Европа не отставала от диких аборигенов в жажде владеть волшебным (якобы…) орехом — в те времена за один морской кокос можно было получить целое судно, груженное купеческим товаром! А один европейский монарх готов был отвалить аж 14 кг. чистого золота за этот кокос… С активизацией заморских туров постепенно ценность ореха, конечно, упала, но вовсе не до нулевой отметки. Правительство Сейшел бдительно следит за экспортом «Коко-де мер», ежегодно подсчитывает орехи поштучно и на каждый вывозимый плод выдает специальный сертификат, без которого на таможенной границе можно получить обвинение в контрабанде.

Чтобы попасть в Майскую долину Пралена, мы совершили небольшую морскую прогулку, как обычно, убегая от очередного теплого ливня, тяжело спускающегося с гор к побережью. Здесь я хочу дать чисто практический совет нашим потенциальным последователям. От бешенной скорости движения катера встречный ветер получается какой-то просто космической интенсивности… Путешественникам нужно оценить свои физические особенности — если у кого, например, волосы слабо крепятся к голове или есть какие-то иные «слабые» места… Окружающий народ тут же повытаскивал из сумок ветровки, платки, пляжные полотенца — все было надето и накручено на тело.

У кого с собой были только тюбики с кремом и бутылки с водой, выглядели откровенными аутсайдерами. Но из этой проблемы (если ее можно так назвать) есть очень комфортный выход: у таких катеров две палубы, верхняя открытая и нижняя закрытая. О второй мы узнали случайно на обратном пути. По сути это большой трюм с жестко креплеными удобными креслами, герметичными панорамными окнами и ЖК телевизорами. Поэтому при загрузке на катер мореплавателям нужно уточнить, чего им хочется — если легкого экстрима и мокрого драйва, забирайтесь на верхнюю палубу, если спокойной прогулки (особенно если с вами маленькие дети!), ищите лесенку вниз.

Именно так выглядит Прален на «подлете» к нему — плоскогорный, необыкновенно зеленый, совсем небольшой по площади — весь остров можно обойти часа за полтора… А при ближнем рассмотрении в пышной зелени можно уже увидеть аккуратные домики… Это бухта Святой Анны… Майская долина радушно принимает гостей и готова показывать свои чудеса……

Эта серёжка и есть мужской цветок знаменитой пальмы (научное название лодоцея Мальдивская — хотя Мальдивы здесь ни при чем…). Впрочем, фаллическая форма этого растительного образования сама откровенно до бесстыдства заявляет о своей половой принадлежности… У этого вида пальм деревья разнополые, но определить пол молодого растения невозможно в течение целых 25 лет, и только по истечении этого срока можно понять, кто вырос — мальчик или девочка…. Креольская легенда рассказывает, что по ночам мужские растения приходят на свидание к женским, но свидетели их любовных игр немедленно умирают.

Весит морской кокос до 20–25 кг. (в ботанике это самое большое растительное семя), поэтому ночные сторожа заповедника несут службу только в металлических касках. В год Майская долина дает около 3000 орехов, половина отправляется на естественное воспроизводство, вторую половину пускают на сувениры. В газете «Известия» за 1980 год корреспондент ТАСС Г. Скобелев в небольшой заметке, посвященной чудесам Сейшельских островов, сообщал, что приобрести такой сувенир можно по цене, примерно, 80 долларов. С тех пор цены резко поменялись и далеко не в сторону уменьшения — сегодня такой орех стоит около 500 баксов.

Зеленый 9-месячный орех имеет сладкую желейную текстуру, а спелый плод через 5–7 лет после завязи — белое плотное ядро. Вырастить морской кокос трудно — первые 7 лет (некоторые источники говорят о 4-х годах) плод сидит в земле, не подавая признаков жизни, затем начинает в год выбрасывать по одному листу (кстати, по количеству листьев и определяется возраст дерева) и только к 25 годам пальма достигает половой зрелости (почти как человек!).

Много удивительностей можно услышать про Мальдивскую лодоцею… Она поистине долгожительница — женские деревья живут около 200 лет, а мужские — до 1000! В условиях частых ураганов и циклонов, постоянно терзающих острова в этих широтах, пальма уникальным образом решает проблему с выживаемостью — крепление ее корневой системы к земле сходно по принципу работы с человеческим коленным суставом, т. е. это крепление не жесткое, а наоборот, очень подвижное, что позволяет даже очень высокому дереву совершать нетравматичные низкие наклоны.

Вот такого гигантского паучище, зловеще раскрашенного шикарным терракотом, мы нашли в лесу посреди сети, по размеру схожей с раболовной… Проводник уверил, что он совершенно безвреден.

После 2–3 часов, проведенных на Праслине, мы отправились к следующей нашей остановке — острову Ла Диг. Он тоже совсем крошечный: длиной 5 км., а шириной всего 3 км.

В ознакомительном предисловии нам было категорично заявлено, что на острове все ревностно блюдут экологическую чистоту, поэтому машин и жесткопокрытых дорог нет вообще, а туристов возят на воловьих упряжках или выдают велосипеды. Однако когда мы подплыли к острову, нас засунули в небольшой крытый грузовичок, а после как тот на всю округу жутко развонялся дизельными (!!!) выхлопами, мы остро прониклись экологическими идеями. Дорог, правда, точно не было…

Довольно быстро нас довезли до одной из основных наших целей — бухты Суре д’Аржан с одноименным пляжем (переводится как «Серебрянный источник»). Сказать, что он был прекрасен, великолепен, восхитителен — это значит соврать. Тонкий песок розового оттенка, чистейший океан, потрясающее гранитное обрамление бухты — мне стыдно описывать все это волшебство грубым словом.

Эти кардиналы — родственники нашим серым воробушкам…

Живописными стайками они летают повсюду и при богатом воображении могут напомнить тоскующему северянину, закинутому на Сейшелы, о снегирях…

После умопомрачительного купания нас ожидал обед в незатейливо украшенной едальне с песчаным полом и кухней, не отгороженной от основного «зала». Впрочем, скромность обстановки с лихвой компенсировалась свежестью и вкусовой необычностью подаваемых блюд: манго, растущее повсюду на островах как сорное дерево, было представлено не только в традиционно сладком варианте, но и в остро-салатном виде, какие-то невиданные и нееденные кокосовые каши, большие куски жареных плодов хлебного дерева, конечно, свежая рыба и другие неопознанные нами продукты — все это привело нас и наши желудки в полнейший восторг, поэтому мы беззастенчиво по несколько раз подходили за добавками.

После пляжа, с которым было до слез жаль расставаться, нас повезли в старинную усадьбу Юнион Эстейт, на территории которой сохраняется в рабочем состоянии древняя мельница для производства кокосового масла. Сначала кокос, естественно, очищают от скорлупы, а затем…

Также на территории усадьбы расположился вот такой колониальный дом (который некоторые путеводители называют почему-то античным…). Этот дом помнит съемки конца 70-х годов одного из фильмов об известной секс-гурманке Эммануэль, созданной писательницей Эммануэль Арсан.

Голубые нимфеи прекрасно себя чувствуют в маленьком местном пруду.

Здесь же расположился большой вольер с сейшельскими черепахами, которые охотно трескают какую-то растительность из рук посетителей, валяются в лужах, как обыкновенные сельские свиньи и просто потрясают своими размерами.

Остров Ла Диг еще называют «Красным» островом Сейшел… В этом названии нет пролетарского «подшёрстка», просто первые поселенцы острова были потрясены этими гранитными валунами, щедро раскрашенными в красный цвет рассветным солнышком. Этот пейзаж очень характерен для Сейшел вообще и для Ла Дига, в частности. Одни «красавцы» гордо высятся на берегу, … другие — томно возлежат в теплых водах…

Этот пляж именуется Гранд Ансе и считается одним из чудеснейших пляжей Сейшел. Именно здесь снимались рекламные кадры шоколада «Баунти»… Правда, был пик отлива и полностью отсутствовало солнышко, поэтому ассоциаций с рекламным роликом у нас не возникло. Несмотря на это, место нам очень понравилось. Вся пляжная полоса разделена на своеобразные сектора с помощью естественных «ширм» из валунов, которые можно обойти по воде и попасть в очередной интимный уголок пляжа.

Третий день пребывания на Сейшелах был коротким, поэтому времени хватило только на небольшую прогулку по столице Маэ Виктории. Такая веерная пальма очень распространена на островах, ее еще называют деревом путешественника, потому что в месте крепления листа к стволу образуется довольно вместительная воронка, где скапливается вода. Утверждают, что большие пальмы способны удерживать в каждой такой воронке до 3-х литров воды — если сделать в таком месте прокол, из него потечет вода.

Но серьезные учены считают, что эта информация ненаучна, просто сказка… Во-первых, в тропиках проще погибнуть от избытка воды, чем от ее недостатка. А во-вторых, подобные природные резервуары быстро оккупируются всякой животной мелочью для своих «бытовых» нужд — например, лягушки очень любят там откладывать яйца… Поэтому любитель экзотической влаги рискует не столько утолить жажду, сколько подцепить какую-нибудь дизентерию…

Сразу после обеда наш лайнер поднял якорь, мы распрощались с прекрасными Сейшелами и, как только они почти растаяли на горизонте, начали посматривать в противоположную сторону, где совсем не в скором времени должны были показаться очертания острова Мадагаскар.

Источник: tourister.ru