Новая Зеландия – страна длинных белых облаков

Новая Зеландия – страна длинных белых облаков
В Новую Зеландию манило еще с детства – после романов Жюля Верна. Особенно зачитывался книгой «Дети капитана Гранта» - в ней путешественники в поисках пропавшего капитана Гранта пересекают Патагонию, посещают острова Тристан-да-Кунья, проходят юго-восточную Австралию и попадают в плен к людоедам маори в Новой Зеландии. Не может быть! Да что же это за маори такие? Как это можно - взять и съесть человека? И разгадка этой тайны подсознательно влекла всю жизнь в Новую Зеландию.

Перелет из тасманийского Хобарта в новозеландский Queenstown (45°1’60” S, 168°40’ E) на Южном острове НЗ, откуда у нас начиналось путешествие по стране, длился почти сутки. Сначала пересадка в Мельбурне. Ожидание и сдвиг на несколько часов рейса в Крайстчерч, куда мы прилетели только в три часа ночи. Паспортный контроль прошли быстро. Еще в самолете заполнили карточку с кучей вопросов. Всюду предупреждение, что за неверный ответ штраф 200 $, а в случае последствий - 100 000 $ и тюрьма.

Нужно отметить, что ты не везешь запрещенных к ввозу вещей, и список этих запретов огромен. Прежде всего – продовольствия и объектов природного происхождения. Под запрет подпадают все изделия из кожи крокодила типа ремня или кошелька, женские фитюльки из слоновой кости, ножички с деревянной ручкой. Придраться могут к любой деревяшке. Хорошо, что австралийские бумеранги мы оставили у наших друзей в Сиднее. А то бы здесь отняли, да еще и заставили бы уплатить штраф.

У нас конфисковали знаменитый (сувенирный комплект из трех маленьких 20-граммовых баночек!) тасманийский мед (дураки – заявили в декларации. А кто не заявил – провезли). Какая беда Н. Зеландской экологии от этого меда – непонятно. Внимательно осмотрели даже подошвы туристических обуви – в анкете был даже вопрос – ходили ли вы в них в по земле Австралии и Тасмании (где мы, собственно, и бродили). Дружно ответили – нет! А то, наверное, и их бы конфисковали или заставили дезинфицировать. Последнее делается на полном серьезе.

Исходя из опыта, можно посоветовать при любых сомнениях идти через «красный» коридор. При прохождении через «зеленый» коридор вещи все равно просвечиваются, и багаж может быть пересмотрен. Я уже умолчу о последствиях, если при этом что-то найдется запрещенное. Да-а, пожалуй, по части перетрахивания багажа, НЗ впереди планеты всей.

Наконец, около 4 часов утра, нас пустили в Новую Зеландию, и мы вышли в небольшой вестибюль аэропорта. В отель уже ехать было поздно – в 8.30 утра был следующий самолет до Квинстауна. Самые лучшие укромные местечки на полу уже были заняты ранее прилетевшими туристами. Передремали на жестких скамейках в аэропорту, и в 10 утра нас встретил с автобусом наш водитель и гид Ричард – обаятельный, общительный и чем-то похожий на Хемингуэя. Гидом работает около года, дело свое знает хорошо, а до этого работал авиадиспетчером.

Новой Зеландией эти острова назвал Абель Тасман, открывший их в 1642 году. Сами маори, коренные жители НЗ, называют свою страну «Ао Теа Роа» (Белое Длинное Облако). Северный остров — Те ика а Мауи (Рыба Мауи), Южный — Те Вака а Мауи (Лодка Мауи).

Квинстаун

Квинстаун, на наш взгляд, первый по посещаемости туристический центр Новой Зеландии. Город был основан овцепромышленником William Rees в 1861 г. А через год в этих местах нашли золото. Построенный в английском стиле в таком живописном месте, он пришелся по душе королеве Виктории, и получил свое название – город королевы.

Город занимает высокое место в мировом туристическом рейтинге и служит отправной точкой однодневных туров к главным достопримечательностям Южного острова - юго-западным фьордам, самые известные из которых - это Milford Sound и Doubtful Sound. Он расположен на берегу озера Wakatipu, окружен Южными Альпами и похож на австрийский горный курорт. Горы здесь по-своему красивы и многие видели их в фильме «Властелин колец». Правда, там они проходили как Misty Mountains, у подножья которых находился великий город Minas Tirith.

Устроились в бекпекерском отеле Discovery Lodge, расположенном на главной улице города Shotover Street. Квинстаун является главным городом приключений в Новой Зеландии. Народ, попадая сюда, пускается во все тяжкие - катается на катерах с головокружительными пируэтами по горным речкам (jet boats), прыгает с мостов, летает на вертолете, сплавляется на плотах и прыгает с парашютом.

Можно провести время и менее экстремально - покататься на лошадях, совершить экскурсию по тем местам, где снимался фильм «Властелин Колец», проехаться на винодельни, посетить музеи первопроходцев этих мест. В городе десятки туристических фирм предлагают эти развлечения. Да и просто погулять по набережным и тропинкам вокруг озера Вакатипу – одно удовольствие!

Нам понравилась прогулка по живописной тропе вдоль озера до городка Frankton. Это километров семь. Обратно уехали на такси. Около него находится аэропорт, с которого периодически взлетают самолеты и набирают высоту между горами над озером. Красивое зрелище. По тропе, идущей вдоль озера, народ прогуливается с детьми, бегает, ловит рыбешку. Встречаются гигантские, в несколько обхватов, деревья.

В конце пути – в поселке Франктон – увидели на берегу озера строительство очередного общественного комплекса барбекю. Вот это забота о людях! Квинстаун также является главным горнолыжным курортом Новой Зеландии, со всемирно известными горнолыжными комплексами Remarkable и Coronet Peak. Правда, расположены они довольно далеко от города. Он показался нам самым дорогим городом в НЗ - в нем хорошо и нескучно с полным кошельком.

Здесь мы впервые увидели птицу киви, которая считается национальным символом Новой Зеландии. Похожа на курицу. Только клюв как у цапли. А жители страны часто себя так и называют – киви. У одной из девушек, жующей плод киви, спросил: Kivi eating kivi? Isn’t it? Засмеялась одобрительно. Хороший способ знакомства. Любопытно, что большинство новозеландцев никогда киви живьем на воле и не видели. Летать она не умеет. Крылья почти атрофировались и имеют размер около сантиметра, при том, что сама птичка вести от 3 до 5 килограмм.

Она сносит огромное яйцо - весом почти полкило. Высиживается только один цыпленок. Киви ведут ночной образ жизни, и в дикой природе их практически не осталось, хотя в нескольких местах на дорогах мы видели знак «Осторожно, киви». Как у нас – знаки по коровам или лосям. В птичьем заповеднике Квинстауна живет киви. В домике почти полная темнота. Только красный фонарь, как в фотолаборатории. Ходит в потемках и постоянно роется своим длинным клювом в земле, выискивая червячков, которые уже улеглись спать. Фотографировать со вспышкой нельзя – выручает современная оптика.

Обязательно стоит подняться на подъемнике на гору Ben Lomond. На высоте около 500 метров находится обзорная площадка и отсюда открывается великолепный вид на окрестности Квинстауна. Для детей – шоссейные дорожки для спуска на маленьких машинках. Здесь же находится столб с указателями расстояний до различных точек света. До Москвы – 16448 км, до Северного полюса – 15003 км, до Южного полюса – 4998 км. С это места начинают стартовать и параглайдингисты.

Нам здорово повезло с погодой в НЗ – на обоих островах везде была прекрасная и теплая погода +20-25, что является большой редкостью. На такой же широте в нашем полушарии, например в Севастополе, хорошая погода стоит большую часть года. Здесь же на погоде сказывается беспрепятственное влияние Антарктиды.

На горе умиротворяющая атмосфера – коричневые горы, бирюзовая гладь озера и голубое небо, на фоне которого скользят разноцветные купола параглайдингов. В хорошую погоду здесь можно сидеть часами и любоваться окружающими пейзажами. Это, конечно, не Кавказ и не австрийские Альпы с их потрясающими вершинами, хвойными лесами и альпийскими лугами. В этих местах горы почти голые и лесов на них практически нет. Но все равно нормально.

Поездка на фиорд Milford Sound

Рано утром выехали к фиорду Milford Sound, одной из главных достопримечательностей Новой Зеландии. Дорога из Квинстауна до Милфорда составляет почти 300 километров и занимает больше четырех часов в одну сторону. По прямой будет всего километров пятьдесят, но в этих местах все дороги зависят от расположения горных долин. Примерно в 120 километрах от Квинстауна находится небольшой городок Te Anau, который стоит на берегу самого большого на южном острове одноименного озера. Те Анау – последний населенный пункт перед дорогой на Милфорд Саунд. Перед выездом из него стоят предупреждения о необходимости заправиться бензином. Впереди – только горы.

Первая остановка в местечке с громким названием Mirror Lake – Зеркальное озеро. На самом деле – небольшая болотная лужа шириной метра четыре-пять. Вдоль него проложены мостки. Ветра не было и под нами было зеркало. Но только из воды. В нем отражались стоящие невдалеке горы и были хорошо видны на глубине затонувшие коряги. Идя вдоль берега, казалось, что сейчас увижу Аленушку, склонившуюся с камня над водой. Увидев туристов, какая-то рыбка проплыла слишком близко от поверхности воды в надежде на корочку хлеба, и вся сказочная зеркальность нарушилась…

Следующая остановка была у интересного образования The Chasm – трудно даже дать ему определение – наверное, подземный водопад. Водопады вообще трудно фотографировать, но этот особенно. К нему не подступиться. Мирно текущая речка Cleddau River вдруг срывается под мостиком в узкую щель-пропасть и с ревом исчезает в темноте. The Chasm вырезал каньон сложной формы внутри скал.

Пройдя метров сто по мостикам, проложенным прямо над ним на многометровой высоте, мы выходим к месту, откуда видно, как вода уже вырывается из скальной расщелины. Известный новозеландский исследователь David Henry Thoreau сказал, описывая этот феномен: «никакие мастера по камню, используя алмазный инструмент, не смогут сделать то, что сделали своими нежными прикосновениями вода, воздух и время».

Едем дальше. Дорога начинает забирать в гору и идет мимо отвесных стен каньона. Справа шумит река, слева, с отвесных стен и в расщелинах, шумят водопады. Вскоре прибываем к большому горному кратеру. Кругом отвесные стены со снежными шапками горных вершин. Впереди туннель Homer. Он имеет одну полосу движения и перед ним стоит вереница машин и ждет сигнала к движению.

Туннель имеет длину около 2 километров и пробит в скальном массиве. Ехать в туннеле нелегко - с потолка течет вода, освещения внутри нет, асфальт с ухабами. На большей его части дорога идет под уклоном. Туннель закрывают на ночь и потихоньку делают перманентный ремонт. Проехав через туннель, мы оказались в другом климате – местами лежал снег, несмотря на то, что было жарко. Дорога вниз пошла быстрее и через полчаса мы прибыли к небольшой гавани фиорда Milford Sound (44°40’11”S, 167°55’40”E). Отправление нашего трехпалубного красавца “Milford Sovereign” через полчаса.

Milford Sound является одним из 14 фиордов, расположенных внутри Fiordland National Park и заповедной зоны Te Wahipounamu World Heritage. Милфорд Саунд – визитная карточка Новой Зеландии. На языке аборигенов маори он называется Piopiotahi. Это узкий залив Тасманского моря длиной около 15 километров с крутыми и обрывистыми берегами высотой до 1200 метров. Как и большинство фьордов, он мелкий в горловине и более глубокий у противоположного конца.

Он образовался во время последнего ледникового периода, когда ледник, двигаясь к морю, выдавил глубокую впадину в скальном грунте. Около 10 000 лет назад ледник отступил, и Тасманово море затопило образовавшуюся котловину. Среди горных пиков, окружающих фиорд, наиболее значимыми являются Mitre Peak (1692 м), гора The Elephant (1517 м) и Lion Mountain (1302 м). На склонах гор, цепляясь за камни, растут влажные леса (rain forests), а в воде можно часто видеть резвящихся морских котиков, пингвинов и дельфинов. Крутизна склонов совсем не мешает всевозможным растениям, переплетаясь между собой, густо покрывать скалы.

Если выйти на берег, мы окажемся в тропическом лесу мезозойской эры. Папоротники и хвощи в человеческий рост, на огромных деревьях - невиданные плоды, а под ногами бегают большие ящерицы. Эх, если бы еще здесь были динозавры! Все дело в удивительном климате. С одной стороны снег, покрывающий горы, а с другой — теплые воды, которые уже миллионы лет питают лес. Только здесь, да еще в Патагонии, ледники спускаются почти до уровня моря. Здесь девственные места и нет никаких следов человеческой деятельности. Берега очень крутые и на них совершенно нет мест не только для селений, но и для палаток. А самое главное – здесь нет пастбищ для скота. В этих местах тоже снимался фильм «Властелин колец».

Наконец наше судно медленно входит в воды фиорда. Сразу же по выходу из гавани справа появился мощный водопад Bowen Falls высотой 160 метров. Впереди расстилались водные просторы фиорда и острые пики гор. Туристические суда соблюдали левостороннее движение, как и автомобили на дорогах. Было еще несколько суденышек других туристических компаний, но они были маленькими, и их нещадно бросало на волнах. Не завидую их пассажирам. У нас качка совсем не чувствовалась. Примерно за час корабль дошел до выхода в Тасманское море и развернулся в обратном направлении.

Горловина фиорда не очень широкая. Вероятно поэтому капитан Кук, дважды проплывая в этих местах, не заметил вход в этот фиорд. Нам очень повезло с погодой. На небе ни облачка, правда, очень сильный ветер. Вообще эти места - одни из самых влажных на Земле. Согласно официальным данным, здесь 182 дождливых дня в году и за это время выпадает 6,813 мм осадков, которые превращаются в потоки воды, обрушивающиеся вниз в виде водопадов.

Обратный путь идем по правую сторону фиорда. Снова десятки водопадов – от тоненьких струек до широких потоков. На одной из плоских скал, выступающих из воды – лежбище котиков. Спокойно, ни на кого не обращая внимания, они лежат на солнышке и медленно переворачиваются, подставляя солнцу другой бок. Вот впереди показался сияющий на солнце большой поток водопада Stirling Falls, и капитан направляет судно прямо к этому водному сиянию. Полный восторг у всех находившихся на носу корабля! Каскады потрясающей красоты низвергаются c высоты 155 метров прямо на палубу, обдавая брызгами зазевавшихся. Красота и ошеломление!

Потом корабль отходит от водопада, освобождая это адреналиновое место следующему судну. Невозможно описать великолепие этого фиорда словами. Он нереальной красоты. Можно дать 10 баллов. Когда-то я вычитал тест о женской красоте: 9 баллов –с трудом можно найти парочку мелких недостатков. 10 баллов – само совершенство. Можно бесконечно смотреть на предмет обожания не отрываясь и не уставая. Прав был старик Киплинг, побывавший в этих местах еще в конце 19 века, и назвав его восьмым чудом света. Это место ежегодно посещает до 1 млн туристов.

Обратная дорога в Квинстаун прошла без приключений, не считая попадания в «пробку» из тысяч овец, которых перегоняли по нашей единственной дороге. Последний вечер провели на берегу озера Вакатипу, кормя с рук уточек и прославляя рождение внука у нашего Павла.

Ледник Franz Josef Glacier

Следующим утром выезжаем на север-восток в сторону ледника Franz Josef, расположенного почти посередине западного побережья Южного острова. Нам предстоит проехать 354 км. Недалеко от Квинстауна проезжаем городок Arrowtown. Здесь был поселок первопоселенцев из Китая. Сохранились их землянки - простые и грубые жилища. На их долю выпал тяжелый труд и борьба за выживание в этих местах. Город стоит на берегу золотоносной реки Arrow River, в которой до сих пор есть драгметалл. Можно взять напрокат за 3 NZD инструменты золотоискателя – совок с миской и попытаться разбогатеть, намыв золотишко.

Дорога поднимается в горы, и с перевала мы прощаемся с долиной Квинстауна. Фото на память и вниз – в сторону городка Wanaka (44°41’51”S, 169°07’53”E). На набережной одноименного озера стоит интересная скульптура – The Hand that Nurtures - рука дающая (воспитывающая?). Большое красивое озеро, ручные уточки у берега, свежая черешня по 12 н. з. долларов за фунт. Не слабо. На обочине дороги сидит ирландского типа молодка (кровь с молоком) и забавляется с маленьким двухнедельным олененком. Сплошная идиллия. Все сразу к нему – уси-пуси. А рядом, оказывается, ее муж открыл передвижной ларек на колесах с бутербродами и кофе. Хорошая реклама.

Далее наш путь лежит между двумя большими озерами Lake Wanaka и Lake Hawea с пронзительно голубыми водами. По окончании озера Ванака перед нами расстилается широкая долина реки Makarora и мы приезжаем к интересному природному образованию Blue Pools (44°09’13”S, 169°17’54”E). К нему нужно пройти по висячему мостику через реку Макарора и там мы попадаем в пойму реки, образовавшую несколько громадных ванн с холодной и необычайного цвета изумрудной водой. Проехав еще несколько километров, делаем короткую остановку у водопада Thundercreek Falls (44°06’17”S, 169°21’26”E). К полудню, посетив форелевое хозяйство и, накупив свежей рыбы, выезжаем к побережью Тасманского моря в район городка Hast.

Выехав рано утром, на дороге видим множество сбитых ночью поссумов. Поссумы — преимущественно древесные животные, хотя некоторые их виды ведут полуназемный образ жизни. По внешнему виду поссум напоминает кота с приплюснутой мордочкой, длинным пышным хвостом и мощными когтями. Встречаются главным образом в лесистых районах. Они активны в сумерках и ночью, а днём спят в дуплах и травяных гнёздах. Один из видов - лисий кузу - часто поселяется неподалёку от жилья человека и наносит вред культурными растениям.

Местные любители природы выдвинули даже лозунг "поссум враг народа N1". Убил поссума – спас дерево! Из меха поссума делают всевозможные изделия. Кроме того его не любят за то, что он любит яйца киви и ее птенцов. Поссум был умышленно завезен поселенцами из Австралии. Сделали это для того, чтобы истребить крыс, случайно завезенных на кораблях. Крысы исчезли, а поссум занял их место в продовольственной цепочке. Борьба с ним нелегка – это неглупое животное. Единственное, чему он не научился – правилам перехода дорог. За день езды на машине мы видели десятки погибших животных. Разница между поссумами и американскими опоссумами в том, что поссумы – сумчатые, как и кенгуру.

После городка Haast (43°51’33”S, 169°02’42”E) дорога идет вдоль моря и следующей интересной точкой обзора был Knights Point (43°43’04”S, 169°13’06”E). С высокого обрывистого мыса в обе стороны открывалась далекая перспектива западного побережья Новой Зеландии. Метрах в ста от берега была скальная гряда, на которой лениво ворочались морские котики. Приятное местечко. Но снова вперед к нашей цели - городку Franz Josef, в который стремятся все любители ледовых приключений. Западное побережье знаменито своими глетчерами, спускающимися почти до уровня океана.

По пути сворачиваем на ледник Фокс (Fox glacier - 43°29’38”S, 170°02’21”E). Здесь все цивилизованно. Автобус не доезжает до ледника всего метров двести. Площадка для машин, кофе, чистые туалеты. По тропинке подходим к площадке, с которой открывается панорама ледника. Дальше без снаряжения нельзя, да никто и не хочет идти – висят ленточки, расставлены предупреждающие знаки. Народ в массе своей очень дисциплинированный. Из-под ледовой стены вытекает мутная река и растекается по моренной долине. Посмотрели, сделали фото типа «Я и ледник». Вроде все тихо и мирно, а, говорят, всего несколько дней назад здесь погибли два индийских туриста - слишком близко, невзирая на предупреждения, подошли к ледовой стене...

Через несколько километров подъезжаем к поселку Franz Josef (43°23’28” S, 170°10’57” E). Здесь находятся несколько десятков отелей, в которых останавливаются туристы. Зимой здесь практически никто не живет. Мы остановились в хорошем отеле Franz Josef Glacier Hotel 4*. Вечером в поселке размеренная жизнь – все по кафешкам и ресторанам. На улицах горят зажженные факела и костры в специальных чашах.

Еще днем на форелевой ферме мы накупили кучу свежей рыбы и сейчас не знали, что с ней делать. В нашем отеле за ее приготовление загнули заоблачную цену и мы, недолго думая, решили найти бекпекерский отель. По нашему опыту мы знали, что там будет хорошее кухонное оборудование, и никто нам не скажет «нет». Так оно и вышло, и ужин со знаменитым новозеландским Pinot Noir при факелах был намного интереснее, чем в обычных ресторанных стенах.

Утром получаем снаряжение для похода на глетчер: непромокаемые куртки и брюки, горные ботинки и «кошки» для них. От поселка до глетчера километров пять едем автобусом. Выгружаемся и идем по тропе через джунгли (rain forest) обходя прижим. Можно идти к леднику и по плоской морене, но наш гид выбрал этот, на его взгляд, более интересный путь к леднику. Спускаемся на морену почти у подножия ледника, надеваем на ноги «кошки» и поднимаемся по вырубленным ступеням вверх.

Перед нами ледовые стены, по расщелинам которых струятся ручьи. Ледник – живой организм и находится в постоянном движении. В опасных местах навешены перила из веревки. Наша группа человек 20. Многие впервые на леднике и немного трусят. Сложного ничего нет, но надо соблюдать осторожность и уверенно ставить ноги, врубая зубья «кошки» в лед, и все будет нормально.

Вспомнились наши походы по Кавказу в 70-80-х годах и пройденные ледники. Этот Franz Josef Glacier не вошел бы там и в десятку лучших, а здесь с ним носятся как с писаной торбой. Вспоминаю, как после прохождения перевала Чатын (в районе Ушбы), на спуске с которого мы провели ночь на крутой стенке, утром перед нами открылась громадная ледниковая долина неописуемой красоты. И ни души. И все же, по данным журнала Форбс, в десятку лучших ледников планеты вошли оба ледника этого региона - Fox и Franz Josef.

На первом месте – Перито Морено из Патагонии. Легкая доступность – вот причина их бешеной популярности. Конечно, все эти три ледника необычны. Хотя бы тем, что они спускаются почти до уровня моря. Такого ни на Кавказе, ни в Альпах нет. Наши ледники заканчиваются на высоте около 2500-3000 метров и вот так запросто добраться к их подножию на автобусе невозможно. Правда, Franz Josef Glacier за последние сто лет отступил почти на три километра от моря, но, все равно, подножие ледника находится уже в субтропической зоне на высоте всего метров 150 над уровнем моря. Его длина около 12 километров, а свое движение он начинает с высоты 2700 метров.

С погодой не повезло. Еще вчера светило яркое солнце, а сегодня все небо в низких облаках. Сделав короткую прогулку Glacier Trek по леднику, спускаемся на морену. Для такой погоды этого было достаточно, а вообще, в хорошую погоду нужно брать такой трек только на весь день. Впечатлений и положительных эмоций будет на всю жизнь.

Желающие могут и полетать над ледниками на вертолете (350 нзд/чел). У подножия ледника увидели попугая кеа. Сначала снял его издали, но потом выяснилось, что он нас совершенно не боится, более того - нагло требует кормежки. К сожалению, в карманах не было даже сухой корочки (куртки-то чужие). Подходят очень близко – можно дотянуться рукой. Особенно красив кеа в полете. Нижняя, не видимая в обычном состоянии сторона крыльев, у него ярко оранжевого цвета, и это здорово сочетается с доминирующей болотно-зеленой окраской.

Греймут - Крайстчерч

Рано утром покидаем горный район Franz Josef и движемся на северо-восток вдоль западного побережья в сторону г. Greymouth. Это около172 км. По пути делаем часовую остановку в небольшом городке Hokitiko, знаменитого своими полудрагоценными камнями - нефритами и опалами. Очень интересным показался и город-музей Shanty Town в пригороде Greymouth, где в 19 веке была «золотая лихорадка». Вход в него за отдельную плату. Наше Пирогово отдыхает. В Shanty Town восстановлены целые улицы городка того времени со всеми его атрибутами – железнодорожной станцией с действующим старым паровозиком, банком, почтой, магазинами, кабачками и даже пожарной станцией.

Мы прокатились пару остановок в старинных вагончиках, которые тянул пыхтящий на угле паровозик с до блеска начищенными медной трубой и свистком. Там были действующие лесопильные станки, а немного в сторонке можно было намыть из золотоносного песка презренный металл. Очень интересное и азартное занятие. За пять минут, под руководством мастера, удалось намыть несколько миллиграмм золотишка, крупинки которого он бережно смывал в подставленную стеклянную пробирку. Каждый проходящий мимо не упускал возможности подправить свое материальное состояние и хоть немного окупить входной билет.

Прибыв в Greymouth (42°27’27”S, 171°12’13”E), имели около часа свободного времени на сувениры и ланч. Наш гид Ричард взял забронированные для нас заранее билеты на трансальпийский поезд до Крайсчерча и в 13:45pm мы отправились через весь южный остров на восток. Сам он поехал по автомобильной дороге и встретил нас уже в Крайсчерче. Расстояние 224 км поезд TranzAlpine train преодолел за 4.5 часа.

Пересекаем через Южные Альпы весь Южный остров. Поезд проходит через 16 туннелей, 5 виадуков, самый высокий из которых был 73 метра. За окнами мелькали поля долины Canterbury Plains, многочисленные фермы, причудливые скалы и долина реки Waimakariri River. Прибыли в Christchurch (43°32’01”S, 172°37’48”E) вечером и устроились в бекпекерском отеле Christchurch YHA City Central на 273 Manchester Street.

Весь следующий день каждый провел по индивидуальной программе, которая, в итоге, оказалась единственной – ботанический сад, старый центр города, по которому ходит доисторический трамвай, Музей Кентербери и Старый Кентерберийский Университет. Население города около 300 тысяч – почти треть всего населения Южного острова. Побывав в этом городе, можно считать, что побывал в старой и доброй Англии второй половины 19 века. Через центр города протекает река Авон – неширокая и неглубокая. По ней катаются на гондолах с франтово одетыми гондольерами и байдарках, отгребая веслами многочисленных уток.

Спокойная и идиллическая атмосфера днем, особенно в ботаническом саду с его розами, фонтанами и уточками, а вечером много веселых баров и ресторанов. Сходили в один, расположенный в бывшей церкви. Очень необычно для ресторана – под высокими готическими сводами с органом стояли празднично накрытые столы. Все официантки поют как джазовые, так и классические вещи. Особенно порадовала певица по имени Натали. От нее тащились все мужики - именно про таких говорят: – «чертовски мила». Город оставил приятное впечатление.

Дорога на Пиктон и Веллингтон

Рано утром покидаем Крайсчерч и движемся на север вдоль восточного побережья НЗ. Оно омывается уже водами Тихого океана. Нам предстоит проехать 338 км до г. Picton, в котором находится паромная переправа, соединяющая два основных острова Новой Зеландии – Северный и Южный. Места уже не очень интересные. Только в одном месте после Kaikoura на обрыве Ohau Point (42°13’53”S, 173°50’53”E) между Clarence и Rakautara было много машин и людей - внизу - на скалах и в полосе прибоя были видны десятки морских котиков. На берег выйти поближе нельзя – заповедник.

Вообще-то в НЗ огромное количество заповедников и всяких заказников. Но это не значит, что каждый из них достоин того, чтобы ехать туда для осмотра не один десяток километров. Просто это форма охраны определенной территории от влияния цивилизации. Таких мест в НЗ много и нужно уметь ориентироваться в море рекламной информации, чтобы не попасть впросак и не потратить зря драгоценное время путешествия. На дорогах восточного побережья машин уже больше, чем на западном. Но даже здесь можно долго ехать не встречая машин.

Погода была облачная и, наконец, мы увидели то, чем так гордятся новозеландцы. Такое, считают они, есть только у них – длинные белые облака. Они как ленты, были развешены по всему небосклону. Вероятно, такова здесь интересная природа тихоокеанских ветров. Во многих местах берег океана грязный – на нем много выброшенных деревьев и веток. Сильный прибой, вода холодная. Ближе к Пиктону появилось много виноградников. Здесь хороший климат и бывшие золотоискатели переквалифицировались в виноделов и стали производить знаменитое новозеландское белое Pinot Noir.

К полудню прибываем в Пиктон (41°17’09”S, 174°00’20”E), прощаемся с нашим Ричардом и поднимаемся на паром. Отправление парома в 1:15 pm и прибытие в Wellington at 4:15 pm. Регистрация, как в аэропорту. Багаж забирают при регистрации, но не досматривают. Паром очень большой – 10 палуб. На нижних палубах - легковые машины. Отдельно грузовые. Во многих был скот – лошади и коровы. Есть каюты со спальными местами, но три часа лучше провести на верхней палубе, любуясь живописными видами фиорда Marlborough Sounds и островов, вдоль которых проходил путь до выхода в пролив.

Между Южным и Северным островами лежит пролив Кука шириной 92 километра. К северу от фиорда Marlborough Sounds находится залив Port Gore, в котором между мысом Cape Jackson и маяком 16 февраля 1986 года разбился о подводные скалы советский теплоход "Михаил Лермонтов". Виновники трагедии не очень пострадали - местный лоцман Джеймисон лишился лицензии, а старший штурман Степанищев получил всего четыре года. Считается, что причиной трагедии были происки конкурентов и лоцман выполнил их заказ. Всех пассажиров, кроме одного матроса, удалось спасти, а к теплоходу, лежащему на правом боку на глубине 32 метров, сейчас устраивают дайверские экскурсии.

Внутри парома много холлов и мы быстро нашли уютное местечко с мягкими диванами и с видом вперед. Сидя на пароме, прочитал газету Южного острова. Какие же ЧП случились вчера на Южном острове НЗ за день? Наконец-то нашлась потерявшаяся туристка из Европы – тусовала в глухомани с каким-то парнем, а везде на дорогах мы видели листовки с ее пропажей. В одном из супермаркетов покупательнице досталась не до конца выпотрошенная курица - хочет подавать в суд.

Ни одной автомобильной аварии. Приятно смотреть ТВ - нет насилия, да и секса что-то не заметил. Торговая реклама идет редко и не вызывает раздражения. Зато много социальной рекламы - народ призывают не пить, не курить, не нарушать ПДД и т. д. Часто попадались передачи типа «Умелые руки» - учат, как самим сделать красивые и недорогие вещи. Ужас какой-то - скучно жить.

17 – 21 января 2009. Северный остров

Дорога на Роторуа

Точно по расписанию паром прибывает к Северному острову Новой Зеландии. Стране повезло с живописными и хорошо приспособленными для гаваней бухтами. Веллингтон, столица НЗ (41°17’22”S, 174°46’50”E), расположился на склонах большой и защищенной от океанских ветров бухте. Северный остров более развит в промышленном и сельскохозяйственном отношении, и на нем проживает почти 75 % из четырех миллионов населения Новой Зеландии.

По прибытии в город нас встретил новый гид Colin с другим автобусом и отвез в отель YHA Wellington City Backpackers на 292 Wakefield St, расположенном в центральной части города. Времени на «погулять» было немного и решили сделать обзорную пешую прогулку, охватившую набережную города и живописный ботанический сад, расположенный на склоне высокой горы. На большее не было времени – утром уже выехали в сторону Роторуа. С утра зарядил дождь – первый за все время нашего пребывания в НЗ. Жизнь в дождь тоскливая – как у нас в ноябре.

Дорога из Веллингтона на Rotorua идет на север. Проезжаем многочисленные виноградники и овечьи фермы. Через несколько часов подъзжаем к самому большому озеру Северного острова – Таупо (38°56’59” S, 176°50’33” E). За дождевой завесой и туманом, позади остались невидимыми знаменитые вулканы Руапеху и Нгаурухоэ. Здесь почти все наименования рек и гор – на языке маори – коренных жителей НЗ.

На стоянке возле озера встретились лицом к лицу с первым маори – отцом большого семейства, приехавшего сюда с семьей по хозяйским надобностям. Наши женщины были ошеломлены, увидев в женском туалете автомобильной стоянки большую стирку, которую организовала его жена. А он с детьми возился на песчаном берегу озера. Дождь прекратился, и он помогал маленькому сыну лепить какие-то фигуры из мокрого песка. Дети постарше, типа наших цыганят, бегали в сторонке. Подошли поближе и спросили разрешения фотографировать – разрешил. Незаметно завязалась беседа. Все его руки были в татуировках и не простых – фоном служила сплошь зататуированная поверхность, а незатронутые места образовывали орнамент!

Считается, что Новая Зеландия была заселена выходцами из восточной Полинезии около 1000 лет тому назад, и они сохраняли свой древний уклад жизни вплоть до 20 века. Здесь татуировка является традицией - она показывает общественный статус человека. В то же время она является инициацией (посвящением) — проверкой на выносливость, так как эта процедура довольно болезненная. Татуировка для маори – не только украшение. Спирали и линии тату рассказывают еще и историю жизни их обладателя, его генеалогию и свойства характера.

Маори могли сохранять эти рисунки, бальзамируя татуированные головы и срезы кожи умерших или вырезая их на дереве. Так что во многих домах на стенах можно обнаружить головы умерших предков, по которым отслеживается генеалогия. Таким образом, они сохраняли свою историю. Знатные мужчины татуировали все лицо, а тело – от талии до колен. Мы видели тату на руках и ногах у многих маорийских женщин. Впрочем, уже и наши дамы не отстают от них сейчас в этом отношении.

При расставании он показал ритуал приветствия и прощания – нос к носу. И чем дольше держатся вместе носы, тем больше уважения ты оказываешь своему визави. Все попрощались с нашим новым другом по-маорийски и мы двинули дальше на север.

Едем вдоль озера Таупо. Оно в 50 раз меньше Байкала, но в Новой Зеландии это самое большое озеро. Таупо образовалось 25 тысяч лет тому назад в результате взрыва вулкана. Весь остров тогда был засыпан многометровым слоем пепла. Погибло почти все живое. Здесь – в центре острова – несколько действующих вулканов. Самый известный из них Руапеху. На его западном и южном склонах даже катаются на лыжах.

Здесь в общей сложности 60 трасс и 35 подъемников с перепадом высот катания около 600 метров. Из озера Таупо вытекает единственная река – Waikato. Через несколько километров она входит в узкую скальную горловину и с ревом несется по нему, обрываясь водопадом. Посмотреть на этот бурный поток заезжают все туристы. Для тех, кто никогда не видел никаких водопадов и горных рек, водопад Huka (38°38’55” S, 176°05’25” E) кажется грандиозным.

Пахнет сероводородом – начинается зона геотермальной активности острова. Вокруг много гейзеров и кипящих водоемов. Во многих местах из трещин на земле идет дымок, так что по незнакомым местам лучше не ходить. Примерно за 20 километров до Роторуа сворачиваем в сторону от дороги и попадаем в геотермальную промышленную зону Wairakei Geothermal Power. Первые эксперименты по использованию дармовой энергии были начаты в 1950 году и сейчас налажена хорошо действующая промышленная установка.

Было пробурено около 200 скважин на глубину 2 км, из которых сейчас работают только 60. Горячий пар температурой 230-260 градусов поднимается на поверхность и сепарируется. Сухой воздух отделяют в одну сторону, а горячую воду в другую. Производительность установки 1400 тонн пара в час. Далее этот исходный материал передается по трубам диаметром от 300 до 1200 мм до тепловых электростанций. Все очень просто, а главное - на шару!

Роторуа

К концу дня доехали до Rotorua (38°07’55”S, 176°18’48”E), о чем нас известил стойкий запах сероводорода, исходивший из многочисленных горячих источников, булькающих повсюду. Один небольшой был даже у дверей бассейна нашего отеля Sudima Hotel Lake Rotorua. [/I]Избавиться от сероводорода нет никакой возможности, потому что он в огромных количествах вырывается из-под земли наружу во многих местах.

Вечером прямо в отеле состоялся традиционный ужин с национальным блюдом Ханга – запеченными в земляной печи кусками мяса и концерт самодеятельнеости маори. Ужин был нормальным, но, ни процесса приготовления, ни саму земляную печь мы не видели. Забегая вперед, скажу, что этот процесс в полной мере нам показали островитяне на Фиджи. Песни маори очень мелодичные и задорные. И они действительно свидетельствуют об их полинезийских корнях.

Маори были воинственными и независимыми и долго воевали с англичанами. Их танцы, особенно боевой танец «хака», выдают стремление к победе над врагом. Наши танцоры старательно вращали белками глаз и высовывали языки, пытаясь, видимо, такими жестами до смерти запугать «врага». Покопавшись в истории маори, с ужасом обнаружил у них ярко выраженные каннибальские пристрастия, впрочем, как и у большинства других островитян тихоокеанского региона. Да ведь еще и Жюль Верн писал об этом более ста лет тому назад.

Считается, что Новая Зеландия около 1000 лет тому назад была заселена выходцами из восточной Полинезии, имевших слабость к человеческой плоти, и маори сохраняли этот древний уклад жизни вплоть до 20 века. На южном острове есть залив Каннибалов. Здесь найдены тысячи человеческих останков, оставшихся после кровавых пиршеств. Съедали обычно пленных. Многие связанные с каннибализмом традиции имели глубокие корни и основывались на бытовавшей вере в то, что блюдо из плоти врагов содержит в себе их сильные качества: мозг — мудрость, сердце – отвагу и т. д. Поэтому белый человек в этом отношении имел явное предпочтение перед аборигенами. Правда, некоторые дикари считали, что употребление соли белыми, портит вкус их мяса.

Каннибализм был распространен и в близких к Меланезии западной Полинезии, на Фиджи, островах Тонга. Он был обычным явлением далеко к востоку вплоть до Маркизских островов, острова Пасхи и группы островов Кука. Маори Новой Зеландии считали мясо врагов самой желанной целью военных действий. По всей Полинезии практика каннибализма мотивировалась местью, поскольку поедание тела врага было выражением высшей степени презрения к поверженному.

Следует не сбрасывать со счетов и отсутствие животного мира на островах. Он был очень беден. Никаких коз, баранов и свиней. Все это было завезено европейцами. Очень ярко описана история этой традиции у Жюля Верна в его «Детях капитана Гранта». Трудна и опасна была работа первых исследователей и миссионеров Новой Зеландии. Многие сотни из них были растерзаны кровожадными и коварными дикарями маори. Чтобы не быть голословным, заглянул в страницы этой книги и нырнул в нее с головой на целых два дня! Лучшего описания обычаев и быта Новой Зеландии того времени я не встречал!

Зная все это, уже по-другому виделись молодые мужчины, исполнявшие воинственные танцы. Кстати, одного из них мы встретили на следующий день в термальном заповеднике, где он работал резчиком по дереву. Поздоровались как старые знакомые по-маорийски.

Следующий день – сплошь экскурсионный. С утра посещение основной достопримечательности региона – термального заповедника Te Whakarewarewa Thermal Reserve на окраине Роторуа. Всюду проложены дорожки и лучше ходить только по ним. Никому не хочется обвариться кипятком, провалившись даже по щиколотку. Присели на камень – горячий.

Здесь много горячих источников, ванн и гейзеров, включая самый большой и знаменитый - Pohutu. Когда мы подошли к нему около 9 утра, он еще не работал, а после обхода окрестностей среди булькающих луж и грязевых вулканчиков вдруг кто-то внутри Земли в 9.30 повернул краник и фонтан кипятка взвился метров на 20 («добрые» люди говорят, что служащий парка ночью бросает внутрь гейзера пачку стирального порошка и затыкает дырку тряпкой – вот оно и взрывается!). Конечно – это вздор.

Подобный эффект «включения» по расписанию мы видели в прошлом году рано утром на гейзерах Татио высоте 4500 в Боливии, где не было ни души. Говорят, около 80 лет назад здесь был один гейзер, который поднимался на 60 метров. Старожилы помнят гейзер Ваймангу (что на языке народности маори означает "Чёрная вода") который извергался на высоту 457 метров. Он перестал действовать после сильнейшего выброса весной 1917 года, в результате которого погибли 4 человека.

Фактически вся зона Роторуа площадью 5 тыс. кв. километров является одной большой термальной зоной. Самые интересные места обнесены забором, объявлены заповедниками и нужно покупать в них входные билеты. На небольшие гейзеры и бульки никто не обращает внимания – они есть даже во дворах жителей. Белые струйки дыма появляются в самых неожиданных местах и так же внезапно исчезают. Жители города, а также все, кто работает в национальном парке Вакареварева, понимают, что в любой момент может случиться извержение вулкана, но уезжать отсюда никто не собирается.

В центральном парке пар шел из нескольких придорожных канав и ям, обнесенных забором. В этом парке находится изумительное по красоте здание бальнеологической лечебницы, построенное в начале 20 века. Сейчас там музей Роторуа, культуры маори и кафе. В музее заинтересовали две странички истории. Демонстрировался фильм об экологии. В начале 20 века никто не знал, что это такое и как с ним бороться. Работали сотни скотобоен и все отходы сваливались в реки и озера. Реки текли, красные от крови. Почти все водоемы были на грани катастрофы.

Были сделаны выводы и сейчас из любого водоема, также же как и из любого водопроводного крана, можно смело пить воду! Второй интересной страницей истории мне показалась формирование добровольческого батальона маори, который принял участие в боевых действиях в Европе во время второй мировой. Из более чем 3000 маорийских солдат погиб каждый пятый.

Следующим местом в нашей программе было посещение Agrodome. Там показывали шоу с овцами, баранами и сторожевыми собаками. Желающие могли на скорость покормить из соски ягнят и подоить коз. Ведущие показывали мастерство стрижки и управления стадом - парень лихо схватил выбежавшего барана и ловко зажал его между своих ног. Тот смиренно лежал, послушно подставляя стрижущей машинке один бок за другим и через минуту был отпущен уже голым (мировой рекорд – 46 секунд). Собаки по команде загоняли овец через мостик в загон. Перед началом шоу ведущий спросил собравшихся (а было больше сотни туристов) - кто откуда.

Примерно поровну разделились австрало-новозеландцы и азиаты. Европейцев было два-три десятка, а мы – славяне - в одиночестве. Знают ли нас в этой стране? Ответы были разные от разных людей. Некоторые (продавщицы, обслуживающий персонал гостиниц) отвечали, что нет и когда я им серьезно говорил, что Украина около Австралии – удивлялись, но не возражали. Другие - из этой же категории лиц – что она где-то в Европе. Один человек вспомнил Кличко. Одна ответила – рядом с Россией. А где Россия? - Около Китая! Люди, закончив школу и «изучив» географию, особенно не заморачиваются с другими странами и живут себе в свое маленькое удовольствие.

На обратном пути заехали в небольшой ботсад, где снова увидели копающуюся в потемках киви, а также второй символ Новой Зеландии - древовидный папоротник, или Ferns Tree. Его широкие листья похожи на пальму, но, по сути, это не более чем трава. Каждый год листья вырастают на новом, более высоком, уровне, а снизу остается ствол. Немного похож на финик, только листья как у папоротника и, самое главное (для ботаников) - размножается спорами. Их ствол по прочности соответствует липе и из него делают много поделок. Такое дерево может вырасти до 10-15 метров высотой и 30-40 см в диаметре.

Значительная часть лесов Новой Зеландии почти целиком состоит их этого растения. Гулять по такому лесу неуютно. Стволы отстоят примерно в метре друг от друга, вверху шапка листьев, а под ногами толстый ковер из старых опавших листьев, зато, когда они стоят отдельно, смотреть на них - одно удовольствие. Основной род подсемейства циатея (Cyathea) включает около 600 видов, равномерно распределенных между тропическими областями Старого и Нового Света. Но в качестве второго символа Новой Зеландии был выбран лист Fern Рonga Tree (лат. Cyathea dealbata) - серебряного древовидного папоротника. Распространено мнение, что древовидные папоротники являются эндемиками Новой Зеландии, но это не так - и их можно широко встретить и в других частях тропической зоны планеты.

Дорога на Окленд. Пещеры GlowWorm Cave

Рано утром прощаемся с культурой маори и покидаем Роторуа. Направляемся на север – в г. Окленд через район Waitomo Caves (38°15’39”S, 175°06’44”E), знаменитого своими грандиозными карстовыми пещерами. Дорога к этому месту шла вдали от основных магистралей, и можно было хорошо познакомиться с жизнью глубинки. Чистенькие городки и поселки, в которых живет смешанное население – белые и маори. Узкая, но хорошего качества, дорога. Все мосты узкие и позволяют проехать только одному ряду машин. Экономно, тем более, что и потока автомобилей совсем нет. Собственно, такой же экономный вариант строительства мостов был и на большинстве дорог Южного острова.

Пещера GlowWorm Cave, являющаяся одним из знаковых мест туристической НЗ, оказалась достойна потраченного на дорогу времени. В своем начале пещера похожа на сотни других – летучие мыши, карстовые залы, сталактиты-сталагмиты. Но основная изюминка проявилась только тогда, когда выключили свет. На потолке зажглись мириады крошечных огоньков, каждый из которых был маленьким светящимся червячком, проживающим сложный цикл своего развития в полной темноте. Зрелище было фантастическое. Жаль, что никакая фото- и видеосъемка не смогла отразить возникшую картину. Да и был наложен запрет на использование фототехники. Затем мы сели в большую лодку и проплыли метров сто по подземной реке, освещаемой только этими огоньками.

К пяти вечера 20 января прибыли в конечную точку нашего путешествия – Окленд (36°51’02”S, 174°45’57”E) и разместились в Auckland Central Backpackers Hostel прямо в центре города. За сутки (вечер и утро) удалось только пробежаться по центру города и совершить трехчасовую экскурсию на Free-Bus.

Вечером 21 января улетаем из гостеприимной и по-домашнему спокойной страны, но с нами навсегда останутся основные символы Новой Зеландии – пышечка киви, кружевные листья древовидного папоротника Fern и длинные белые облака…

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поскольку из-за своей длительности, мы предпочитаем бюджетные варианты путешествия, считаю необходимым привести для интересующихся некоторый порядок цен по Новой Зеландии. Авиабилеты покупались заранее – еще летом, а тогда был не очень хороший курс USD как к NZD, так и AUD. AUD вообще был почти равен USD. Билет Хобарт – Крайстчерч (JetStar) стоил 379 AUD; Крайстчерч-Квинстаун (Qantas) - $83 NSD; Окленд – Нади (Air Pfcific) 305 NZD. Вообще, в среднем 1000 км полета стоили 88 USD. 11-дневная поездка по двум островам со всеми передвижениями, экскурсиями и частичным питанием обошлась AUD $2153.

Стоимость экскурсий в разные места различная – от 15 до 30 NZD и практически везде и за все нужно платить, если это не было включено в тур. В автобусах ехала только наша группа, и размещение было в хороших двухместных номерах со всеми удобствами. Что касается еды – это существенная дыра в кармане. Но, опять же - все зависит от пристрастий – лобстеры и гречневая каша стоят по-разному и у нас. А вообще, цены и в Австралии и в Новой Зеландии легко сопоставлять: те же самые цифры: там килограмм винограда 20 AUD или NZD.

Те же показатели соотношений были и у большинства других продуктов – хлеба, рыбы, мяса и воды. Вот и считайте каждый для себя. Кушать надо каждый день, а привозить с собой ничего не разрешается. Из сувениров даже не знаю, что и рекомендовать. Самобытное – маорийская резьба по дереву очень дорогая и с ней могут не пустить в Австралию при транзитном перелете. Футболка с какими-нибудь национальными символами – 20-30 NZD, да еще и со штамповкой изображений резиной. Остаются только магнитные нашлепки на холодильник. Но ехать сюда стоит!

Источник: tourister.ru