Вирджиния для влюбленных

Вирджиния для влюбленных
Несколько предварительных замечаний к данному пособию для путешествующих по Вирджинии. Штат находится примерно на широте Афганистана, но рядом с океаном, поэтому температуры летом здесь подбираются к сорока, а влажность сами понимаете какая и, как следствие, путешествовать по этим местам предпочтительней в апреле или октябре: весной тропическая растительность безумно вспыхивает диковинными цветами, а осенью багрец и золото держатся как приклеенные до декабря. Количество солнечных дней аномально высоко во все сезоны.

Сильно добавляет привлекательности Вирджинии ландшафтное разнообразие, на востоке равнина становится океанским побережьем, а на западе громоздятся нестрашные лесистые Аппалачи, которые, тем не менее, смотрятся всё-таки как горы, а не высокие зелёные холмы. Городов в Вирджинии нет, то есть их нет в европейском понимании, как мест со своей особой культурно-исторической аурой.

Впрочем, как нет их и во всех остальных североамериканских штатах, города в США - не более чем сгущения абсолютно стандартной абсолютно для всей страны одно-двухэтажной застройки, посредине которых в крупных случаях торчит десяток-другой уродливых небоскрёбов (уродливых просто потому, что неуродливых небоскрёбов не бывает); единственное, пожалуй, исключение – Нью-Йорк, имеющий-таки свой собственный образ наилучшего воплощения антиутопических кошмаров.

Поэтому искать в США архитектурные прелести бессмысленно, архитектура в стране отсутствует даже как понятие. И вообще, путешествуя по Соединённым Штатам, всегда следует иметь в виду, что это пространство технологическое, всё, что связано с технологий тут хорошо или очень хорошо, а всё несвязанное с технологией – плохо или очень плохо. Разумеется, данная сентенция во второй своей части касается человеческой деятельности, прочно несвязанная с технологией природа всегда и везде хороша.

При всём при этом начнём свои заметки с городской темы, чтобы её сразу и закрыть. Коли уж очень хочется навестить местные типа города, то порекомендовал бы три невирджинские точки поблизости. Во-первых, естественно, Вашингтон, округ Колумбия, на северной границе Вирджинии. Правда если доводилось бывать на ВДНХ, то большого впечатления столица США не произведёт – та же нелепая помпезность плюс полное отсутствие даже намёка на вкус у породителей вашингтонской городской среды.

От Вашингтона рукой подать (около часа езды) до Аннаполиса, столицы Мериленда. Аннаполис выглядит как деревенька и привлекает кривыми улочками, что встретишь здесь нечасто. А в полутора авточасах на север от Вашингтона имеет место быть Балтимор, где вы обнаружите нью-йоркские открыточные виды в уменьшенной версии и неплохой аквариумный комплекс с дельфинарием в самом центре, на берегу бухты Inner Harbor. Лучшая обзорная точка – в Federal Hill Park на холме южного берега бухты, на улицах сразу за этим парком разрешена парковка. Вот, собственно и всё с городами.

Вы вряд ли упустите что-то существенное, не побывав в столице Вирджинии Ричмонде. Есть ещё Джеймстаун – первое устойчивое поселение переселенцев в Новом Свете с полным набором аттракционов на эту тему и Вильямсбург с историко-познавательным парком по поводу войны с английской короной за независимость, но нельзя сказать, чтобы всё это было как-то шибко интересно – если только вы не гражданин США младшего школьного возраста, впервые знакомящийся с историей отечества.

Ну а теперь проверим, действительно ли “Virginia is for lovers” (фраза из песенки) – так звучит ключевой слоган на официальном турсайте штата – двинемся из Вашингтона на юг и первой очевидной, собственно вирджинской остановкой будет Маунт Вернон, усадьба первого президента Джорджа Вашингтона, т. е. Горки Ленинские в местном изводе. Здесь вы узнаете, что Вашингтон был не только рабовладельцем, но ещё и, говоря по-русски, самогонщиком – в своем поместье он гнал виски не то без лицензии, не то с какой-то кривой лицензией и делал на этом неплохие деньги.

Поэтому когда король Георг решил ободрать свои заокеанские владения повышенными налогами, полковник британской армии Дж. Вашингтон рассвирепел, засунул в рот вставные челюсти на пружинках (экспонат, вызывающий основной интерес посетителей в музее при усадьбе), наплевал на свою присягу королю и, наводя щёлканьем вставных челюстей ужас на армию Его Величества, отправился воевать за свои доходы. Король Георг, следует признать, повёл себя крайне неумно, надо же хоть немного понимать своих поданных и не нервировать их в наиболее чувствительных для них материальных вопросах.

Население колоний никоим образом не было как-то ограничено в свободах по сравнению с жителями метрополии, но налоги колонистам действительно задрали безбожно – примерно в пять раз, отчего они захотели Свободы, то есть не платить лишнее в королевскую казну. И за эти стерлинги-фартинги-шиллинги готовы были беспримерно геройствовать сколь угодно долго. Девяносто лет спустя, во время гражданской войны, граждане Штатов ещё раз твёрдо доказали, что за кровные пенсы они готовы на всё – ведь 620 тысяч человек погибло только потому, развивающейся индустрии Севера понадобились свободные рабочие руки с Юга.

Но стоит дом рабовладельца-присягоизменника в очень живописном месте, на высоком холме с видом на сильно уже разлившийся перед впадением в Чесапикский залив Потомак. Просторы отличные, перспективы прекрасные! И правда, очень подходящее место для сентиментальных закатных прогулок влюблённых, слоган сайта подтверждается совершенно. Да, стоит определиться с тем, какой смысл мы вкладываем в определение «влюблённые», иначе непонятно, как отвечать на вышепоставленный вопрос.

Пусть имеется в виду состояние перехода от лёгкого флирта к чему-то более предметному, когда уже неплохо понять, не окажется ли опыт неудачным, один мой знакомый в такой момент спрашивал девушку, нравится ли ей книга про бравого солдата Швейка и если следовал отрицательный ответ, то отношения решительно обрывались. Посмотрим, может ли путешествие по Вирджинии служить в качестве подобного теста. Сама усадьба ничего сильно примечательного из себя не представляет, но расположена, повторюсь, замечательно.

Если вы остановились в Вашингтоне, то рекомендовал бы съездить сюда на велосипеде, великолепная велодорожка позволяет попасть в Маунт Вернон прямо из центра столицы, от Национального мола. Но имейте в виду, что это около 20 километров в один конец, хотя трасса идёт большей частью по приятным парковым зонам вдоль Потомака и практически избавлена от утомительных подъёмов. Простая и нефатальная проверка – не квашня ли ваш предмет, с которой потом намаешься. Кстати, о Потомаке, пока мы не углубились в Вирджинию далее на юг и запад (штат имеет форму треугольника с основанием-линией вытянутой на юге в широтном направлении).

Севернее округа Колумбия (полчаса езды) на реке есть очень большие пороги или почти водопады – Great Falls Park. Не Ниагара, но тоже неслабо, на вирджинской стороне куча пикниковых зон, где неплохо выпить-закусить. Выпить правда можно только что-то безалкогольное, а закусить нормальным шашлыком затруднительно, поскольку в США доминирует стейк – отличное ненастоящее мясо зажаренное на отличных ненастоящих углях.

Мясо ненастоящее в том смысле, что все мясные изделия, продаваемые в стране, есть товар соответствующий высоким потребительским стандартам, т. е. являются результатом длинной цепи высокотехнологичных операций, начиная с изготовления комбикормов и кончая специальной машинной разделкой и каждая из этих операций подразумевает использование чего-нибудь до невозможности индустриального.

На выходе получается продукт искомого высокого качества, но из-за этого высокого качества как бы уже и не совсем натуральный. Ненастоящие же угли тоже получают добавкой специальных присадок при пережигании древесины. Так что единственное, что остается посоветовать здесь ревнителям натурального, считающим, что возлюбленных во избежание овервейтовых проблем в будущем надо угощать чем-нибудь естественным – махнуть в Мексику, это ближайшее место, где в принципе возможно нормально поесть.

Есть ещё несколько занятных парков в северо-восточной части штата. Желающих спокойненько порыбачить я бы отправил на реку Ококуан, впадающую в Потомак южнее Маунт Вернон. Вдоль неё километров на 20 раскинулся парк Fountainhead – охраняемая лесная территория. В администрации парка берете напрокат каноэ, покупаете лицензию – и вперёд. Река замысловато извилистая, шириной около 100 метров, на парковом северном берегу населёнки нет, на левом тоже немного, берега густо заросли лесом и весьма холмисты, что с одной стороны ласкает взор, а с другой – не делает эту ласку надоедливой.

Заплутав однажды в дебрях Ококуана я справился как выбраться у встретившейся супружеской пары пожилых любителей дальних лесных прогулок. Прислушавшись к моему акценту дама вдруг спросила меня, не говорю ли я по-русски. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что в начале 80-х она работала в Москве и бывала к тому же в Баку, где в те времена проходила моя юность. Мы очень славно повспоминали бакинские достопримечательности, иногда даже переходя на русский.

Вообще народ в Вирджинии очень приятный и открытый, есть заметная разница со значительно более сдержанным населением, к примеру, штатов вокруг Великих озёр, где живут потомки переселявшихся туда немцев и скандинавов. Приблизительно на таком же удалении от Вашингтона, в часе езды, но на запад, находится Manassas Batterfield Park, места боевой славы южан в гражданской войне, здесь они дважды разгромили северян, с позором бежавших в хорошо укреплённый Вашингтон. В Вирджинии, бывшем центральном штате Конфедерации, к таким эпизодам относятся с особенным пиететом.

Парк хорошо сервирован для приёма любителей истории: проложены пешеходные маршруты, расставлены настоящие пушки тех времён, обозначены позиции сторон и т. п. А неподалёку от полей сражений по воскресеньям с мая по октябрь даёт представления «Летающий цирк» - ретроаэрошоу с настоящими самолётами двадцатых – сороковых годов прошлого века (Flying Circus Airshow). Это даже скорее летающий музей с элементами цирка, парад участников которого возглавляется советским мотоциклом с коляской «Урал» выпуска 1952 года.

Очень празднично: яркое солнце, синее небо, зелёное поле, роскошные летательные аппараты-этажерки, шлягеры восьмидесятилетней давности из динамиков – есть во всём этом тонкий ностальгический флёр, что-то напоминающее атмосферу детективов про Пуаро с Давидом Суше. Среди демонстрируемых трюков выделяется мёртвая петля с отважной девицей, стоящей на верхнем крыле биплана, куда она до того вылезает во время полёта. Ну и вообще пилоты (они же владельцы самолётов) – большие мастера своего дела, летают буквально между деревьев.

После шоу публика допускается к аэропланам, можно всё самому пощупать и поболтать с лётчиками, а если есть лишние деньги – то и полетать на музейных раритетах. Порадуйте возлюбленную, отправив её в полёт! Если возникнут возражения, отметите их, объяснив, что так здесь принято. В сотне километров на запад начинаются горы Аппалачи, прямо по гребню одного из хребтов коих идёт Skyline Drive – дорога для тех, кто хочет с автокомфортом любоваться открывающейся к западу живописной долиной Шенандоа а также весьма симпатичными восточными предгорьями.

Заснеженных пиков здесь конечно нет (хотя зимой наверно есть), но всё равно пейзажи вполне горные. С интервалом в несколько километров на протяжении всей дороги устроены обзорные площадки, в северной части, откуда обычно заезжают сюда (въезд платный), есть инфоцентр со стандартными атрибутами – музейчик, кафе, сувенирная лавка и т. д. Если соберётесь на Skyline Drive, отпустите на поездку полный день, меньше не получится. Однако по горам можно всю жизнь ездить на машине или смотреть восхождения по ТВ, но если хотя бы единожды не подняться ногами хотя бы на двухтысячник, то ни красоты гор, ни возвышенного состояния духа человека, пребывающего в горах, узнать невозможно.

Поэтому настоятельно рекомендую выбрать себе горновосходительный маршрут по здоровью (это можно сделать на многих сайтах, мой выбор – hikingupward.com, найдете там всю необходимую информацию) и, оставив авто на стартовой точке (где обязательно есть парковочная площадка), устремиться вверх пешком. В северной Вирджинии есть две зоны горнопешеходного туризма – Shenandoah National Park и George Washington National Forest. Большой разницы между ними нет, но тропы в парке показались мне чуть привлекательней по видам, чем в лесу и среди них выделяется кольцевой маршрут на гору с романтическим, привлекающих влюблённых названием Old Rag.

Правда выделяется он не только красивостями, но и длиной (~ 13 км), высотой (перепад ~850 м), а также необходимостью в ряде мест переходить на подъём с помощью рук. Не то, чтобы это было как-то экстремально, но для неподготовленных влюблённых в возрасте может оказаться трудновато, берите с собой побольше воды. Зато на пути в нескольких точках открываются превосходные картины окрестностей, а после совершения подвига можно рассказывать знакомым почти альпинистские байки.

Важно: прогуливаясь по вирджинским лесам не забывайте про poison ive, эта невысокая трава типа сныти с характерными строенными и маслянистыми листами весьма распространена и оставляет далеко позади отсутствующую тут крапиву по последствиям контакта с ней. Заехав в долину Шенандоа (где течёт одноимённая река) по 81-й магистрали вы получаете возможность наведаться в почти сказочные пещеры, их штук пять: самые протяжённые – Luray Caverns, самые объёмные – Grand Caverns, однако мы выбрали Shenandoah Caverns по причине наличия рядом огромного ангара, в котором собраны особо выдающиеся платформы с самых знаменитых праздничных парадов – от «Парада роз» до инаугурационных.

Но сначала о пещерах. Пещеры – что надо. От прочих отличаются наличием лифта и возможностью гулять свободно, а не только по огороженным перилами специальным дорожкам. Что же касается собственно пещерных прелестей, то, судя по фото, они там везде примерно одинаковы и везде впечатляющи. Подземная прогулка занимает около часа и насыщена всем, что должно быть в царстве гномов – и тебе сталактиты, и сталагмиты, и обширные залы, и чуднЫе кристаллы, и потоки, и озёра, и.., и... Словом всё есть и всё в отличном состоянии с продуманной подсветкой.

Расстаравшись, природа в одном из залов специально для влюблённых накапала водой два известняковых наплыва, один белый, другой коричневый, которые ну прямо точно изображают обнявшуюся пару. Зал называется Свадебным. Интересный факт: трое томсойеров, обнаруживших пещеры лет сто назад, три года никому не говорили о своей находке и наслаждались ею сами, правда поскольку ходили туда со свечками, то видели лишь малую часть сокровищ.

На втором этаже здания-входа в подземелье (есть хорошая сувенирная лавка) разместилась трогательная экспозиция под говорящим названием “Main Street of Yesteryear” – композиции на известные сказочные темы из шикарных движущихся механических кукол в ретростиле размером от нескольких сантиметров до нескольких метров. Эх, надо было попасть сюда лет 40 назад, очень здорово всё для детей устроено. Впрочем и взрослым эта сентиментальщина доставляет удовольствие, хотя, конечно, против детского оно слабовато.

Но что поделаешь, человек вообще живёт настоящей жизнью лет до десяти, далее начинаются печальные последствия появления на этот свет, поэтому сетовать бессмысленно. Тем более, что и для взрослых есть близкое по характеру да и по виду развлечение – упомянутый ангар с платформами под названием “American Celebration on Parade”. Чрезвычайно соединённоштатовский артефакт – всё громадное, всё крайне разноцветное и всё механизированное, просто квинтэссенция США усугублённая эссенцией времени.

Ну где вы ещё увидите семейку кроликов, каждый метра по три-четыре, направляющихся на повозке на ярмарку и оживающих, если нажать на кнопку? Или колесницу с Нептуном размером с двухэтажный дом, запряжённую морскими коньками соответствующего масштаба и тоже с кнопкой?.. В общем всё экстраординарное, что встречалось на праздничных шествиях последние лет тридцать, свезено сюда, отдекорировано по высшему разряду и поддерживается в надлежащем состоянии. И для lovers подходит, экспозиция очень обширна и очень пустынна, затеряться и предаться – без проблем.

В паре сотен метров от этого объекта – ещё один, что-то вроде выставки достижений сельского вирджинского хозяйства и опять с ретроакцентом. Тоже забавно, есть где закусить и прикупить что-нибудь тематическое, а детям очень нравится игрушечная железная дорога, проложенная на эстакаде под потолком. Кстати, о сельском хозяйстве, здешние места известны своими винодельнями. Вино тут может и не претендует на большие изыски – хотя что ими считать ещё вопрос – но вполне приятное и осенью можно попользовать специальный турпродукт – автобусную экскурсию по винодельням с дегустациями, позволяющую набираться без угнетающих мыслей о суровых санкциях за вождение в нетрезвом виде.

Ещё раз кстати, о детях. В Вирджинии есть два крупных парка аттракционов, Six Flags рядом с Вашингтоном и Kings Dominion на полпути между Вашингтоном и Ричмондом. Второй выглядит поновее и горки там поразнообразней, зато в первом есть очень высокая трасса, скат с верхней точки которой – просто какой-то кошмар, вспомнить – и то страшно. Если любимая переживёт бочки на аэроплане, то ей понравится! В обоих парках есть зоны акваразвлечений, но почему-то в авкапарках соединённоштатовцы толка не понимают совсем, все их аквапарки явственно смахивают на ярко раскрашенные нефтеперегонные заводы.

Поэтому за водными удовольствиями устремимся в Вирджиния Бич, главный местный океанский курорт, расположенный в юго-восточном углу штата. Вирджиния Бич – нескончаемая полоса великолепного песчаного пляжа, которую, увы, сильно портит параллельная и безумно однообразная отельная застройка – это опять и снова к надоевшему вопросу о проблемах с архитектурой в США. Нападения акул в здешних водах относительно редки, так что поплескаться можно почти беззаботно, правда вода не отличается прозрачностью и подводный мир, скажем так, бедноват.

Выйдя как-то утром на припляжный променад, мы наткнулись на неожиданный в это время шумный концерт возле очередного хилтона. Изрядная толпа в купальных костюмах весело пританцовывала под зажигательные ритмы, на сцене жизнерадостно стучали и завывали. Но внимательней приглядевшись к веселью, я понял, что это, оказывается, церковная служба, а полуголые собравшиеся были прихожанами одной из многочисленных в США квазихристианских церквей, которым тягомотина традиционного христианства ну совсем не в кассу.

Что ж, для пляжа оно даже и неплохо, к тому же хорошо иллюстрирует доминанту местного менталитета, который, возможно, ещё более выпукло представлен у кришнаитов – этот бизнес никакого отношения к Индии не имеет, он родился в Нью-Йорке в 1966 г. Ну и с другой стороны, егда же и индЂже аз б видохом толiки муринынии иже руцами помаваху и яко гром творяще? Влюблённым в Вирджиния Бич хорошо на веломобилях, пункты проката которых в обилии рассыпаны по всему побережью, вдоль пляжа тянется превосходная велодорожка с практически горизонтальным профилем.

Усаживаешься с милым другом на эту штуку и можно не останавливаться хоть целый день. Однако смотреть при этом, пока не стемнело, стоит в сторону океана, а то безобразные мариотты отшибут легкомысленный настрой, создаваемый мощным прибоем, серфингистами и пляжными волейболистками. А как падёт тьма, так можно и повернуть взор в сторону яркой ночной жизни, булькающей под унылыми, но уже невидимыми в южной темноте кирпично-бетонными конструктивами.

Уехать же из Вирджиния Бич оптимально по 28-километровому мосту-туннелю через горловину Чесапикского залива, инженерное чудо соединяет материк с большим полуостровом, южная оконечность которого тоже является вирджинской территорией. Это автомобильная поездка по открытому океану, где ещё побалуешься таким? В одном месте мост превращается в подводный тоннель, позволяя кораблям беспрепятственно проходить в залив и из него. И последнее. Если вы окажетесь во влюблённом состоянии в Вирджинии в начале лета, то влюблённости значительно поспоспешествовают местные светлячки.

Но уменьшительное «светлячок» с ними не очень монтируется – это гиганты величиной со шмеля, которые светятся как хороший светодиодный фонарик, но мягким зеленоватым светом, плавно зажигающимся на 1-2 секунды и также плавно гаснущим. Их очень много везде и потому местные на них внимания не обращают, но вы-то сразу поймёте, что переливающееся как новогодняя ёлка огромное дерево (они в этих тропиках растут необыкновенно высоко), под которым вы расположились в сумерках с вышеупомянутым или каким другим милым другом, есть лучшая декорация для романтических сцен. Тоже тест на тонкость натуры – оценит ли милый друг подбор площадки.

Источник: tourister.ru