Коррида на Майорке

Коррида на Майорке
Майорка. Выбирая, где бы провести отпуск в Испании, мы с мужем обратили внимание на этот остров, столица которого воспета Шуфутинским «Пусть тебе приснится Пальма-де-Майорка…». Едем на Майорку. Вай бы, но? Сальса, фламенко, сангрия, песчаные пляжи Кан Пастилла, бирюзовая вода бухты Са Калобра, рыбалка, короче, расслабуха на 11 дней. Естественно, хотелось вживую увидеть, что такое коррида, поэтому, приехав в субботу в отель и узнав, что в воскресенье будет возможность побывать на корриде, мы согласились.

Коррида проходила в маленьком городке на северо-востоке острова.

Нас сопровождал на корриду Валентин, нанятый компанией Пегас. По дороге он немного объяснил нам, что нас ждет. Оказывается, бычков специально выращивают для проведения коррид. Они вволю гуляют на зеленых лугах, зачастую, имеют мирный нрав, и не всегда хотят драться. Для того чтобы ввести их в состояние агрессии, вызвать медленное кровотечение, из-за которого бычок постепенно ослабевает, ему наносят рану на загривке. После чего он свирепеет от боли. Если же этого не сделать, бык не захочет драться и убежит, или у него будет инфаркт или инсульт (от страха?), или он будет слишком силен, хитер и опасен и тореадор не сможет с ним справиться. У бычков, как и у людей, может быть разный характер.

Когда мы подъезжали, автобус окружили защитники животных с плакатами. Коррида — это убийство! Возник вопрос, а что, все эти люди вегетарианцы?

Предстояло увидеть состязание трех молодых тореадоров примерно 22 лет в двух периодах. Всего 6 боев. Небольшой амфитеатр был полон наполовину. Рядом с любопытными туристами, такими как мы, сидели местные жители, пришедшие поболеть за знакомых и друзей. Солнце пекло и слепило глаза, может, поэтому, первый бой прошел как-то незаметно. Но следующий…

Бычок выскочил на арену, разозленный от боли, пытаясь найти и настичь обидчика. Из раны сочилась кровь. В какой-то момент он вдруг остановился и начал нюхать песок на том месте, где умер, истекая кровью, его предшественник. Ужас от запаха смерти и предчувствия, что с ним, возможно, случится то же самое, был осязаем, был густым и липким как темная кровь, несколько минут назад присыпанная песком на арене. Вязкая слюна стекала из открытого рта бычка на песок.

С жалобным ревом бросался бык на щиты, за которыми прятались матадоры. А может, он искал выход, чтобы убежать с арены? В какой-то момент он остановился у одного из щитов. Крупные как черные маслины, влажные глаза быка по-человечески смотрели с мольбой и страхом на одного из мужчин, как бы прося пощадить его, прекратить ЭТО, но мужик махнул ему рукой, говоря: «Иди и борись за жизнь, если сможешь!» . И бык его понял. Понял, что нет надежды на спасение. Только бой. Бой нечестный, смертельный. Бык один, а этих много. И он его принял.

Скажите, а человек часто ли принимает такое решение, принять вызов и вступить в заведомо проигранное сражение?

Мы сидели на ступеньках амфитеатра в окружении местных мужчин-болельщиков.

Паренек лет девятнадцати-двадцати, нервно грыз ветку дерева, сплевывая щепки. Все было красиво: и танец тореадора, и притопывания и махания плащами его помощников, однако, одна мысль не оставляла меня. Мысль — просьба: «Парень, если уж не можешь помиловать зверя, убей его одним ударом, чтобы бычок не мучался». Видеть, как сначала тореадор неудачно колет и колет шпагой спину животного, затем как садист-мясник (по другому не скажешь), добивая лежащего быка, ковыряет ножом ему голову, было невыносимо и горько. А потом жюри за щитом оценивало качество работы тореадора. Решало, сколько ушей отрезать у трупа бычка в качестве награды. А потом приехали похоронные ослики, подцепили бедолагу за рога и протащили по кругу вдоль рядов зрителей.

А тореадор, как победитель, приветствовал публику. На арену летели женские шляпки и веера. Тореадор, поднимал их и бросал обратно публике, выбирая при этом, кому же бросить уши быка. Вот он бросил одно ухо и парень, жевавший ветку, поймал еще теплое, черное шелковистое ухо с капельками свежей крови, зажал его в кулаке, издавая возгласы ликования, а его друзья — сожаления оттого, что не им досталось такое «счастье».

Как к этому относиться? Возникали очень сложные эмоции. С одной стороны, красивое театральное действо с многовековыми традициями, подогреваемое, как на футбольном матче, криками болельщиков, с другой стороны чудовищное зрелище убийства. Убийства жестокого. Почему бы не отпустить бычка, чтобы он тоже, как и тореадоры, набирался опыта в боях? Сколько бы не жило человеческое племя, ему почему-то постоянно требуется подтверждение, что человек — царь природы, что он силен и ловок, особенно, это постоянное самоутверждение в собственной силе необходимо мужской половине человечества. Но при этом действительно был бы силен тореадор, если бы он оказался один на один с бычком, без стаи помоганцев-отвлеканцев? Последние минуты зрелища приводят в оторопь, когда братва окружает бедное животное, нанося ему смертельные удары.

Люди с разноцветными тряпками в руках напоминают стаю волков, окружившую отбившуюся от стада корову. Коррида. Вся наша жизнь — бесконечная коррида. Кто кого. Ежедневно мы видим человеческую корриду на экране зомбоящика как в программах новостей, так и в бесконечных и однообразных, как бы художественных, фильмах про одно и то же: мордобой, насилие, воровство, коррупция, хрустящие кости, разбитые черепа, лужи крови. Ливия — коррида. Курорты Египта и Турции — коррида. Рейдерские захваты российских предприятий и НИИ — коррида. Так против чего же протестуют защитники животных? Им только бычков жалко? При этом как покушать шашлычок или колбаску — так это ж другое дело. Человек — плотоядное животное. Почему ни один защитник не стоит с плакатом, когда ежедневно человеки убивают и калечат человеков на всевозможных боях — боях действительно без правил? В боях не на жизнь, а на смерть, и всегда безоружного побеждает вооруженный.

Источник: tourister.ru