444 километра на лыжах вдоль полярного круга

444 километра на лыжах вдоль полярного круга
К жизни отношусь, как к приключению. Чем острее, тем интереснее. Сейчас расскажу, как заманили меня на финский лыжный супермарафон.

«А не махнуть ли нам на север!»

Суббота. Темное осеннее утро. Я вхожу в переполненный вагон электрички. Причем это единственный заполненный вагон во всем составе. В нем едут «Дмитриевцы» — члены одноименного лыжного клуба. Народ шумно общается. Из середины вагона мне машет Саша Корнилов:

— Андрюха, иди к нам!

Здороваясь, прохожу и присаживаюсь к теплой компании Саши Корнилова, Антона Сорокина, Юры Соболева и Сергея Авдотьина.

Саша как обычно возбужден новой идеей:

— Я знаю, этот человек не откажется. Андрюша, в Финляндии в марте проводят лыжный супермарафон, 444 километров вдоль полярного круга от границы с Россией до границы со Швецией. Семь ходовых дней. Пункты питания каждые 10–15 километров, вечером сауна, «шведский стол» в ресторане. Стоит это удовольствие 800 евро. Хочешь поучаствовать?

— Конечно.

Дальше следует красочный рассказ о том, как в прошлом году мужики из дружественного лыжного клуба «Сафронова» совершили это незабываемое мегапутешествие. Какая замечательная была лыжня, как их кормили-поили, в бане парили.

Я сижу, развесив уши, мечтаю. Мыслями я уже там, на финской «евролыжне». Мелькают елочки. Лыжи сами катят. «Мороз и солнце, день чудесный!!!»

Вечером залез в Интернет на сайт Миши Афанасенкова (AFANAS.RU). Там все подробно и красочно расписано. Читаешь как роман с картинками.

Звоню Сергеичу:

— Серега, привет!

И далее начинаю агитировать Сергеича за «евролыжню».

— Эх, 800 евро, дороговато. Но очень хочется. Дааа. Поедем!

— Правильно, Сереж! «Чтобы не было потом мучительно больно».

В итоге собралось нас 12 человек. Здоровый, мужской коллектив. J

Долго ли, коротко ли, пришла пора ребятам на чужбину ехать. Поезд Мурманский под парами стоит.

Хорошо в поезде. Уносит он тебя все дальше и дальше от пустых хлопот, от зачуханой, издерганной Москвы. Уютно стучат колеса. Позвякивает ложечка в стакане. Пахнет курочкой.

Мужики, одетые в новенькие оранжевые футболки с нарисованными на них пра-пра-лыжниками, шастают по вагону поезда Москва-Мурманск и при этом мурлыкают себе под нос: «Костамукша, Костамукша, Костамукша — это где-то между Куусамо и Москвой…»

Чем дальше от столицы, тем белее снег, голубее небо. Карельские леса завалены снегом по самые макушки елочек-невеличек.

А в Петрозаводске снова оттепель, лужи и серая хмарь. Мы гуляем по его центральной улице имени Владимира Ильича, заходим в сувенирные и спортивные магазины. Перекусили в «Чайной Ложке». Я так даже по набережной Онежского озера прогуляться успел. Малыми архитектурными формами полюбовался. Очень симпатичная выставка деревянных скульптур под открытым небом. Тут и Жар-Птица, и Фавн, обнимающий музу, Старичок-лесовичок и многое другое.

Мы, к слову сказать, не просто так в Петрозаводске очутились. Нам здесь пересадку делать нужно, на поезд до Костамукши.

Костамукша — городишко в тридцати километрах от Финской границы. Железный рудник — былая основа благополучия, уже не может удовлетворить возросшие потребности населения. Люди занимаются извозом. В Финляндию туристов и сигареты доставляют, оттуда «Лапин-культу» («вражеское» пиво) и другие евро-радости.

Нас в Костамукше встречает три машины. Закидываем барахло в багажники и в путь. Опытные водители костамукшцы за три часа доставили нас в Куусамо. Здесь наша стартовая база.

Разместились в кемпинге в комнатах на четыре человека. Неподалеку сауна, ваксинг-рум и ресторан. Что еще человеку после 33 часов дороги нужно? Вроде бы ничего.

Хотя погодите. Это Вам может быть ничего не нужно. А ребятам на лыжах нужно еще пробежаться. Ну, хоть десяточку. Хоть пятнашечку.

Вечером, после ужина собрание. На нем мы знакомимся с нашими собратьями по лыжне. Тридцать финнов, шесть немцев, два испанца, шесть шведов, две американки, трое итальянцев, два швейцарца и десять братьев и сестер словенцев. С нами значит 77 участников. Затем нам на финском и английском языке рассказывают план на завтрашний переход. Про старт и финиш, про пункты питания, про погоду, как ориентироваться и куда звонить в экстренном случае.

День первый. Paljakka — Kuusamo. Spa Hotel Tropiiki. 61 км.

Нас привезли на автобусах к самой границе с Родиной. Вот она, за елочками, рукой подать. Но в ту сторону лыжни нет, только в обратную сторону, к Швеции.

Весело мелькают первые километры. Крутые спуски, неожиданные повороты, замерзшие речки. Но вот первое серьезное препятствие — подъем метров на сто. Карабкаешься, карабкаешься, а конца все нет. Уф! На вершине нужно отдышаться, а заодно пофотографировать товарищей.

На первых же десяти километрах мои соотечественники «подло» обогнали меня. Для общения остались одни иностранцы. Но, слава Богу, я уже выучил несколько слов на финском. Хоумента! — Доброе утро. Пяяйва! — Добрый день. Кийтос! — Спасибо. (Во всех финских словах ударение на первый слог). Вот ими и пользуюсь почем зря.

— Хоумента! — кричу обгоняющим меня ребятам.

— Гутен таг. Данке шён. — отвечают они.

Понятно, это были немцы.

— Хоумента!

— Монинг! Сенькью.

А это кто? Судя по флажку на бейджике, итальянец.

— Хоумента!

— Хоумента! Кийтос.

О!!! Финны.

На пунктах питания улыбающиеся дедушки и бабушки поят нас горячим черничным компотом, кормят апельсинами и изюмом.

— А ю фром?

— Фром Раша! — с гордостью отвечаю им.

— Ооу! Харашо!

— Кийтос! Побегу я. Замерз. Бай!

Лыжня привела меня в сказочный лес. Самое настоящее царство Йолопукки — финского Деда Мороза. Деревья укутаны в белые шубы. До чего затейливые фигуры получились у неизвестного скульптура. Попробую сфотографировать. Может удастся похитить кусочек этого чуда?

Никто из наших не видел, а я увидал! Северные олени за заборчиком фермы. И хоть пришлось сделать крюк метров пятьсот, не поленился и подъехал поближе. Ведь это ж моя мечта — увидеть оленей. Эх, ещё бы в дикой природе их встретить! Но, увы, пока не получается.

Последний пункт питания в здании детского сада. Финские дедушки, с которыми я сегодня полдня ехал, сидят на малюсеньких деревянных стульчиках и пьют кофе. Бабушка наливает и мне чашечку.

— Кийтос.

— А ю фром?

«Хм. Непонятно что ль? Финн я. Ладно сознаюсь».

— Фром Раша!

— Фром Моску?

— Юуу (да по-фински).

Наконец-то финиш. 61 километр позади. Шесть часов пятьдесят минут. Очень неплохо для меня.

Тащу от ресепшена рюкзак к домику, в котором предстоит ночевать. Впереди идет знакомый дедушка. Он в конце дня обогнал меня. И вдруг он закуривает!

— О! Ю смокинг?!

— Если я не буду курить, знаешь, с какой скоростью тогда я поеду? Я Густав. Энд ю?

— Андрей.

— Очень приятно.

— Взаимно. Я ведь тоже курил 27 лет, но ведь бросил.

— Я немного курю. Это первая.

— Точно?

— Ну, может вторая.

Спа хотель Тропики — бассейн, сауны, массажные кабинеты, роскошный ресторан, бесплатный Интернет в холе. Просто «сюппирр», как говорит мой знакомый гастарбайтер.

День второй. Пригород Куусамо — Hotel Herkko (Taivaara) 59 km.

(Старт в 8–30. Финиш в 14–42. Как обычно финиширую последним из русской команды).

Отличный, легкий день. Ровный рельеф. Часто пересекаем замерзшие озера. Много идем по безлюдным лесным дорогам.

Меня обгоняют всё те же лица.

— Пяяйва! — улыбаюсь, пропуская очередную группу.

— Здравствуй.

Видимо флажок на бейджике заметили. Ну не акценту же они во мне русского признали? J

Посередине трассы нас кормят роскошным супом из лосося. Сижу со знакомыми финнами в чуме из брезента. Посредине большущий мангал. Вдоль стен лавки. Никуда не хочется торопиться. Выпью-ка ещё чашечку кофе и булочку, пожалуй, съем. А может быть ещё повторить?

К концу дня натер ноги. Ужас! Ведь еще столько нужно пройти!

Взъерошенный, потный заваливаюсь на ресепшен отеля. И тут меня встречают возбужденные Юра с Вовой.

— Ты представляешь, нас к финнам поселили!!! Ты с Сергеичем, а мы с финнами, почему!!!??

Идет долгая перепалка Юры и Вовы с администраторами.

— Простите, можно уже я пойду. Ноги не держат.

Мне дают ключ, и я плетусь с вещами на гору к двухэтажным коттеджам.

В итоге мы с Сергеичем, Юрой и Вовой поселились тоже с финнами. Зато с моими старыми знакомыми. Я с ними в первый день в сауне парился, да и на лыжне по пять раз на дню встречаюсь. То обгонят меня, то перекус у километрового столбика устроят, снова обгонят, а на пункте питания я их опять встречаю.

Знакомимся:

— Сергей.

— Пекка.

— Андрей.

— Арно.

— Юрий.

— Харри.

— Владимир.

Теперь можно осмотреться. Вау! Какая роскошь. На первом этаже коттеджа сауна, комнатка со стиральной машиной и сушильным шкафом, каминный зал с огромным телевизором, барной стойкой и мягким диваном. Еще одна спальня, туалет и душ. На втором этаже три спальни и туалет. Из нашей с Сергеичем спальни отличный вид на сосновый лес и поселок на берегу озера.

Так, долой лыжную одежду. В сауну скорей.

— А в бассейн не пойдешь? — удивляется Сергеич.

— Нет. Только сауна.

Финны тоже предпочитают попариться. Я первый забрался в парилку. Сижу, греюсь. Заходят Пекко и Арно.

— Ноу хот — жалуюсь я.

— Погоди. Сейчас — и Арно щедро плещет воду на камни.

— Ох! Вот сейчас действительно «хот».

В бане очень легко общаться. Статус голых мужиков одинаковый. Это ж не франт в галстуке, не пан-спортсмен и не ханурик в трениках — это просто голый мужик.

И вот мы рассказываем, откуда мы родом. Арно из Хельсинки, Пекко из Темпере. Я им про путешествия свои.

— Очень мне в Финляндии нравится. Третий раз уже здесь. Два раза на велике. Сначала южная Финляндия: Лахти, Хамэнлинна, Турку, Хельсинки, Порвоо. А во второй раз вокруг озера Сайма проехали.

Слово за слово, и мы с Пекко, подзадоривая друг друга, выскакиваем голышом на улицу. Выбрав чистый сугроб, ныряем туда и барахтаемся.

— Эх! Харррошо!!!

День третий. Taivaara — Hotel Syötekeskus. 60 km. (Старт 9–00. Финиш 15–45).

Стартуем прямо от отеля. Лыжня петляет по сосновому лесу. Частые спуски и подъемы. Но я готов к этому, ведь на традиционном вечернем собрании нам показывают график предстоящего маршрута. На нем показаны наборы и потери высот по всему пути.

И вот после километрового спуска начинается огромный подъем. Полчаса карабкаюсь вверх. Мимо лихо пробежал Руди — парень из Словении.

— Давай, Андррэй! — подбадривает он меня.

— О, Руди, сил моих больше нет.

Вчера вечером мы познакомились с ним в ресторане. Болтали почти час. Он на словенском, я на русском языке. Половину из его рассказа я понял. Видимо и он столько же. J

С вершины, на которую я все же забрался (куда ж деваться?), потрясающий вид. Очень напоминает Кандалакшские тундры. Такие же поросшие лесом пологие горы, белоснежные озера, те же зимние полутона.

Последний на сегодняшний день пункт питания. В старинном здании нас встречают две симпатичные девушки. Наливают горячий компот, предлагают шоколадку. В большом зале огромная печь, рядом с ней прялка. На стене старые часы с маятником. По залу бродят лыжники и дивятся.

— Якая старина! — восхищается Руди.

Девочки уточняют — дому сто лет. Не такой уж и старый.

До финиша осталось 12 километров. Пологий длиннющий спуск. Ветер свистит в ушах. Холодно. Впереди знакомый красный комбинезон. Это Саша Корнилов в костюме от Бьёрндалена. Сейчас я его догоню.

— Здорово, Саша! Я так рад. Наконец-то есть с кем по-русски поговорить.

Смеется.

Мы подкатываем к подножью горы. Видим работающий подъемник и горнолыжные трассы. Рядом с подъемником никого.

— Саш, грех пропустить халяву. Пошли, прокатимся.

— Давай попробуем.

Мы с Сашей не только беговые лыжи уважаем, но и на горных любим кататься.

И вот мы сидим на швабре и поднимаемся на вершину Pikku-Syöte 386 м.

— Саш, сейчас я продемонстрирую технику «телемарка». Гляди…….. Довыпендривался! Шлепнулся на больное ребро. Это ж не тяжелые горные лыжи, это тоненькие пластиковые щепочки. Они даже вельвет отратраченого склона не могут прорезать. Ох! Вздохнуть тяжко. И зачем, зачем мне это было нужно??? (Месяц назад очень неудачно упал на горных лыжах. Сильный ушиб в районе сердца. Ещё не прошло до конца, а туда же — «телемарком щас поеду». Тьфу! Дурачок!)

Саша съезжает аккуратнее. Правда, значительно дольше. Я даже замерз его внизу ждать.

Через пару километров от злосчастного подъемника финиш. Ещё один подъемник, на котором мы поднимаемся к Hotel Syötekeskus. Огромный и роскошный отель горнолыжного курорта Pikku-Syöte.

Вечерняя программа без изменений. Сауна, ужин в ресторане, собрание и заключительный прием пищи. Организаторы вовсю стараются, чтобы мы не похудели. J

День четвертый. Pikku-Syöte — Ranua. 87 km. (Старт 7–07. Финиш 17–40).

Стартанул самый первый. Пока народ ждал автобус, который спустит их с горы, я осторожненько по голубой (таким цветом обозначают трассы для новичков) трассе съехал к месту старта.

Жалко ребро болит. Еле дышу. Но пока можно ехать без рук коньком. Великолепно подготовленная трасса. Небольшой уклон вниз. Первая пятерочка пролетела минут за двадцать. Позади послышалось шарканье лыж. Это Штефан — настырный парень из Германии. «Ну, беги, беги родной. Видимо, так же как и я спустился».

К первому пункту кормежки (13 км) я подошел аж двадцатым. Ну, все кому не лень обгоняют. Ладно, мне главное дотерпеть.

А терпеть пришлось ох как долго. Бреду лесами темными, тундрами широкими, перехожу реки быстрые, озера огромные. На открытых местах такой ветродуй страшный! Лыжню мигом заметает. Вот только что обогнал меня Антон Сорокин, а лыжня за ним прямо на глазах исчезла. Даже американки меня обошли! Не было такого ещё ни разу. Вот ведь до чего ослаб. Больше десяти часов полз я. Наконец долгожданная Рануа показалась. Нужно только озеро пересечь. А солнышко уже совсем низенько. Того гляди спрячется. Я себя муравьишкой из сказки Бианки почувствовал.

— Ой, не успею! Ой, опоздаю! Ой, муравейник закроют!

Но все-таки остановился и сфотографировал этот оранжевый закат и лыжню, упирающуюся в солнце. Как такое пропустить?

Вечером даже бутылочку пива себе позволил. Заслужил.

Сергеич рассказал мне о своем знакомстве с интересным словенцем. Исток — директор частной вальдорфской школы. Несколько лет назад организовал похожий на финский лыжный супермарафон. 330 километров по словенским Альпам. Приглашает нас. Очень интересно. Альпы вообще моя слабость. Три последних года туда езжу с горок кататься. Вот только в Словении еще не бывал.

День пятый. Ranua — Hosio. 46 km.

Сегодня день отдыха. Что такое 46 километров? Пустяки.

Перед стартом нас согнали на берег озера для коллективного фото. Мы облепили небольшой холм и зафиксировали радостные лица. Всё. А теперь масс-старт.

— Хейя! Хейя! (Давай, давай! Вперед!)

Пру на одних руках. Лыжи не мазал, сил не было. Зато они теперь катят. Ух, хорошо! И ребро не так болит. Раз! И раз! Не успел оглянуться, а уже обеденная стоянка.

Деревянная избушка. Перед ней жаркий очаг, вокруг него лавки. На лавках сидят довольные лыжники и на палочках жарят толстенькие колбаски. И мне выдали колбаску и палочку. И вот я уже впиваюсь в неё зубами. Ох, до чего ж вкусна!

Рассказ Мишы Афанасенкова про эту стоянку. «Про Раджальту я в журнале Лыжный Спорт вычитал. Иван Исаев про нее написал. Он несколько лет назад в Раджальте участвовал. Так самой своей большой ошибкой Иван считает, что пропустил он эту стоянку. Не голодный был. На финиш первый хотел прийти. Короче сглупил. И вот Исаев в своей статье просит: «Ребята, будете на Раджальте, обязательно за моё здоровье съешьте лишнюю колбаску». [/I]Миша постарался и четыре съел. Ай «маладэц»! [/I]

Следующая остановка у здания школы в Ruona. Получаю свой стаканчик с питьем, и тут меня окружает толпа маленьких детишек.

— Хэллоу. А эм Паула.

— Пяяйва. А эм Андрей.

Паула что-то корябает в альбоме.

— А ю фром?

— Фром Моску.

Паула снова начинает что-то записывать. Затем протягивает мне раскрытый альбом и карандаш. Ага, понятно, нужно дать автограф.

Только мы закончили с Паулой, как тут же на меня надвинулась целая толпа юных охотников за автографами. Как же побыстрее отделаться? Беру у каждого альбом и строчу в нём: Andrey from Moscow и ставлю свою закорючку.

Финиш у школы в Hosio. Здесь наш большой коллектив разделяется пополам. Одни остаются жить в этой школе, а вторая половина, и мы в том числе, садимся на автобус и возвращаемся в школу Ruona.

Детишек уже нет. Их отпустили пораньше домой. Но на стенах в столовой висят их поделки — пластинки из дерева, на которых выжжены лыжники, елочки, звезды, месяц и RRH-2009.

Сегодняшний HIIHTOPÄIVÄ (SKIINGDAY) так рано закончился. Что же делать? Чем занять себя. Наша русская команда вышла прогуляться. Сначала по замерзшей речке, потом по шоссе вдоль дачного поселка. Затем на поле проводить на покой золотое светило.

Сергеич разговорился с Густавом (дедушка швед — я с ним в первый день познакомился). Серега ему про велопоходы наши втирает. Про Финляндию, про планы на Швецию. Густав-то непростой дедушка оказался, с понятием. Сам в одиночку на велосипеде по Южной Америке 6500 километров недавно отмахал. В Стокгольм приглашает, в гости. Обещает записать сайты интерактивных карт Швеции.

Ночуем на матрацах, брошенных на пол. А перед сном листаем финские учебники. До чего ж интересно! В третьем классе детям объясняют, что такое горизонтали. Причем для наглядности на картинке показан лыжник, взбирающийся на крутой склон ёлочкой и затем спускающийся с пологой горки.

Не выспался. Всю ночь храпели и бегали в туалет. А что вы хотите, когда в одном классе ночует пятнадцать человек?

День шестой. Hosio — Honkamaa. 56 km. (Старт 8–50. Финиш 15–40).

К школе Hosio нас подбросили на автобусе. Лихо выскакиваем и тут же стартуем. Убегаем от заковырявшихся финнов и немцев. Правда, я как обычно убежать не успел.

— Здаравствуй, Андрэй!

— О, хоумента, Харри!…

— Хоумента, Пекко и Арно….

Почему же у них едут лыжи, а у меня нет? В чем тут дело? Все очень просто, каждый вечер опытные лыжники проводят минимум час в ваксинг-руме. Отмывают старую мазь и парафин. Затем идет черновое покрытие парафином, который снова весь снимают. Снова парафинят, гладят утюгом, соскабливают скребком лишний парафин, полируют несколькими видами щеток. И в заключение кладут пяток слоев тормозящей мази под колодку. Я же из-за своей лени, и чего тут замалчивать, из-за глупости, не трачу больше десяти минут на эту процедуру. Сниму старую мазь и новую положу.

Теперь, пожинаю плоды легкомыслия. Вон Густав мимо просвистел. Он один раз толкнулся, а я два. Так все равно не догнать мне его.

Что-то не радует меня больше финская природа. И лыжня не радует. Вот бы сесть на автобус и доехать прямо до кроватки. Сходить в сауну попариться, затем покушать, пивка выпить. Иду, значит, и мечтаю. Но нету автобусов на пунктах питания. Терпеть нужно.

Уже в сумерках приполз к финишу. Honkamaa. В деревянных домах нары двухэтажные. Хреновенькая сегодня ночевка предстоит. Зато при входе стоит ящик пива. Клади в коробочку два еврика и пей. Только допивая вторую, понял, что оно какое-то странное. Вкусное, но уж больно слабоалкагольное. 2,5%!!! Даааа, спортивное пивко.

Honkamaa-то ли религиозная община, то ли хостел. Большая столовая, домики для гостей, сауна и туалет на отшибе. Сауна знатная. Хоть и без душа современного, но зато парилка жаркая-прежаркая. Все сегодняшние тяготы с потом вышли.

День седьмой. Honkamaa — Tornio. 71 km. Заключительный лыжный день. (Старт 6–45. Финиш 14–25).

После жуткой беспокойной ночи выезжаю один из первых. Хочется не торопясь добрести до Торнио. Еду со знакомым дедушкой-финном. Он один меня не обгоняет. Едем и болтаем с ним каждый на своем языке. Прикольно. Почти все понятно.

Но вот пошли длинные, крутые спуски. Дедушка заменживался. И я ухожу вперед. Сегодня наконец-то ничего не болит. Поэтому почти лечу. Мелькают пятикилометровые таблички 5/65, 10/60, 15/55 и т. д.

Сзади подъехал Юра Соболев.

— Беги, Юра.

— Нет, Андрюш, я сегодня за тобой пойду. Отдохну. Представляешь, за нашим ориентировщиком, за Сашей Корниловым утром увязался, так заблудились мы. Целый час потерял!!!! Я так расстроился.

— Да, ладно. Когда еще по такой классной лыжне пробежишь? Это ж не по подмосковным полям тропить.

— Да. Это точно.

И действительно Юра целых пятнадцать, а то и двадцать километров держится за мной, не обгоняет. Даже итальянец, вечно раздражавший Юру, обошел нас без последствий. Даже Харри со своим приятелем не сподвигли Юру на погоню.

— Андрюш, ты послушай, я так замучился в последние дни. Бегу позавчера с Антоном Сорокиным. Остановились на пункте питания и тут этот итальянец Пауло мимо нас просвистел. Антон мне и говорит: «Юр, чего это он?» Ну, я и дунул за ним. Через пару километров достал, затем обошел. Так ведь до самого финиша бежать пришлось. Понимаешь, и это вместо того чтобы природой любоваться, птичек слушать. И вчера та же история. Дима Гришин мне на того же итальянца показывает. «Вон смотри, уходит гад». Ну, я опять поддался. А этот итальянец мне в дети годится. Я ж восстановиться не успеваю.

Пересекаем с Юрой широченную реку Кемиёки. На берегу старая каменная церковь. Покосившиеся ржавые кресты торчат из кладбищенских сугробов. Мы остановились сфотографировать этот раритет. Тут нас догнал финский дедушка — мой утренний компаньон и собеседник.

— Итс вери, вери олд чарч.

— Оф коз, оф коз — вторим мы ему.

* Как я позже вычитал «Каменная церковь в деревне Кеминмаа 1519–1521 самая старя в этом регионе. Долгое время была главной церковью Лапландии. Мощи в ней одного местного святого викария хранятся.

Бежим мы с Юрой лесными дорожками, речки пересекаем мелкие. Подкрепляемся апельсинами и бананами на пунктах питания. И тут что-то у меня с креплением случилось. Обледенело. Остановился. Ковыряюсь.

— Я потихоньку пойду — говорит мне Юра.

Встретил я его не скоро. В сауне в отеле. Догнать Юру на лыжне мне не под силу.

Последние километры качусь коньком по речке Торнинёки. Эта река служит границей между Финляндией и Швецией. А вот и финиш. Финские девушки размахивают флажками и широко улыбаются. Делаю вид, что мчусь из последних сил. Пересекаю финишную линию и «падаю» в их объятия. Мне выдают стакан горячительного морса. И симпатичная молодка провожает меня до двери отеля Kaupunginhotelli.

TORNIO.

Перво-наперво в сауну, затем перекусить. А теперь за сувенирами и шнапсом. Сколько можно здоровый образ жизни вести.

Вечером после роскошного ужина с олениной под брусникой концерт участников Раджальты. И первым номером наше выступление. Миша Афанасенков еще в поезде роздал нам переделанный им текст песни Крокодила Гены и Чебурашки на финском языке и выдал фирменные футболки с лыжниками каменного века. И теперь мы такие нарядные её со сцены исполним.

яланкУл якиОскот,

астукОт латакОйнин,

киертакОн асфалтЫ ветинЕн.

Эйхан тИета вОи кАнса,

Ёка мАрРркана кулке,

микси Ун тананнин илойнэн.

А после нас и остальные ребята выступили. Кто с песней, кто с юмореской, а в заключение американки выскочили в зал в шортиках и топиках и зажгли нас американскими ритмами. И вот весь зал, взявшись за руки, скачет среди кресел.

А ночью, для тех, кто не выложился на лыжне — танцпол. Может быть, на лыжне я и не сильно выкладывался, но на танцплощадке и в баре я поработал на славу. Со всеми полюбившимися лыжницами потанцевал. Только зачем я столько пива выпил? Непонятно….

Полтора часа в OULU.

Утром грузимся в автобусы. Прощаемся с товарищами по лыжне. Автобус довезет нас до Оулу. А там за нами заедут костамукшцы.

До приезда такси из Костамукши полтора часа. Бросив вещи на железнодорожном вокзале, мы рассыпались по Оулу. Город считается самым крупным в приполярье — 115 тыс. жителей. Но исторический его центр очень компактен. Вот ратуша, вот главный собор, торговая площадь.

— Полюбуйтесь на фигуру рыночного полицейского. Во какой пузан! А теперь поглядите на крытый рынок, на вмерзшую в лед шхуну и т. д. и т. п.

Крепость Оулу. На ее фундаменте розовое деревянное здание. Бывшая обсерватория, а сегодня летнее кафе.

В витринах многочисленных художественных салонов такие спокойные финские пейзажи, лица работяг, румяных детей, приковывающие взгляд женские фигуры.

Часто попадаются бары-караоке. На улице здесь действительно песен не слышно. Финны стеснительны, поэтому им нужны специальные места для релакса.

Полтора часа для знакомства с Оулу это так мало! Еле успеваю добежать до вокзала вовремя. Наши уже начали погрузку в машины.

«Родина. Еду я на Родину. . .»

И снова дорога. Мелькают леса, деревни. На улице заметно потеплело. Снег кажется тяжелым, мокрым. Небо серое. Повезло нам, всю неделю мороз продержался. Идеальная температура для лыж (-10 / -5). Что-то нас в Москве ждет?

Финская граница. Наша граница. И наконец, Костамукша, ж/д вокзал.

Утро. В вагоне тепло и покойно. Уже никуда не нужно спешить. За окнами карельские пейзажи. Названия станций: Суоярви, Хелюля, Лахденпохья. Может мы еще в Финляндии? Нет. Буквы-то русские.

Большое озеро на подъезде к Питеру. На голубом небе сверкает ласковыми весенними лучами солнышко. На белом снегу красные, желтые, синие фигуры лыжников. Компания молодежи на берегу готовит шашлыки. Видны радостные лица соотечественников. Никакой нам кризис нипочем! Мы его собаку «шашлычком»!

Северная столица. Пересадка с Ладожского на Московский вокзал. Ленинградская подземка постепенно приучает нас к толкучке. Вокруг родная русская речь. Негромкий матерок ненавязчиво лезет в уши. Реклама незнакомых питерских брендов.

На улицах все тает. По-весеннему греет солнце. Блестят лужи на асфальте. Девчонки на фантастически высоких шпильках дефилируют по проспектам. До чего ж хорошо у нас!

Садимся на Московский поезд. Ещё десять часов и мы окажемся дома. Набираю жене:

— Алё, Мур? Сел в поезд…… Да, живой. Целый…. Ага. Целую.

Эпилог. По закону жанра пора сделать вывод. Вот, что я Вам скажу: «Ребята, занимайтесь спортом! Путешествуйте. Знакомьтесь с другими гражданами нашей планеты. Несмотря на жуткую усталость, кое-какие физические страдания, я получил массу положительных эмоций от этого путешествия. И в первую очередь от общения. Да, от банальных «Хоумента, Густав! Хоумента, Пекко». Эти ребята, с которыми мы бежали всю эту долгую неделю, своими улыбками, своим подтянутым спортивным видом, своим отношением к лыжам вдохновляли и подбадривали меня. Мы буквально любили друг друга. У меня было ко всем хорошее дружеское чувство. И оно было взаимным. Значит фраза: «О спорт — ты Мир!», не пустой звук, а Истина.

P. S. Собираясь в отпуск, я не ставлю целью отдохнуть. Нет, только не это! Самое главное для меня — это «махнуть». Но на этот раз я видимо перестарался. На работе все из рук валится. Засыпаю на ходу. После возвращения из Финляндии впервые за зиму пропускаю выходные, не иду на лыжах, а с удовольствием торчу дома у телевизора, бегаю по магазинам, сходил со своими девочками в кино. Не осталось у меня ни сил, ни желания на лыжах кататься……. Но я думаю, это скоро пройдёт. И если не о лыжах, то о велопутешествиях и о байдарке я уже мечтаю.

Источник: tourister.ru